Международный творческий конкурс «Зимние забавы — 2020» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана, стран ближнего и дальнего зарубежья

 

Литературная гостиная. «Слову своему поклонюсь» Магжан Жумабаев

 

Ельшина А.К.

    Жизнь коротка, всего-то по чуть-чуть
    Нам выдал Бог, а там — не обессудь.
    И вся она — с ее жарой и стужей —
    Не постоянна, как душа, как ртуть.
    («Жизнь» отрывок)
Литературная гостиная. «Слову своему поклонюсь» Магжан Жумабаев

Воспитательная цель: формировать уважение к людям старшего поколения, воспитание патриотизма, чувства любви к отчизне, нравственности, духовности на основе произведений М.Жумабаева.

Оформление: портрет М. Жумабаева, его годы жизни, карта Казахстана, домбра, выставка книг.

Ход сценария

На сцене за столиком сидят ведущие. Полумрак, горят свечи, звучит музыка (кюй Курмангазы).

1-ый ведущий: «Магжан — поэт огромной культуры. Его поэтическая индивидуальность настолько уникальна, что он перерастет рамки своей эпохи… Из числа всех нынешних писателей только слово Магжана устремлено в будущее и достойно останется в памяти грядущих поколений…», — писал М. Ауэзов.

Валерий Брюсов, имея в виду масштаб его дарования, многообразие и значимость сделанного им для своего народа, отмечал: «Его называли киргизским (т. е. казахским) Пушкиным, сравнивали с Байроном и Шекспиром, говорили, что внешне он чем-то даже похож на Сергея Есенина-то ли волнами вьющихся волос, то ли искренностью в глазах, то ли по-есенински пронзительными до слез, полными глубочайшего лиризма стихами, музыка которых понятна душе. И все-таки как бы ни называли, с кем бы ни сравнивали Магжана Жумабаева, он был и остается самобытным казахским поэтом, звездой первой величины в созвездии мировых поэтов».

1-ый ведущий: Кто он, этот Магжан — человек без «определенных занятий»? Каковы истоки его удивительной и трагической судьбы?

    Повсюду по имени знают меня,
    Я выйти сумел из воды и огня.
    Орел я с кровавыми лохмами в лапах.
    Чтоб труса я праздновал — не было дня.
    Прыжком я взлетал на высокий Алтай,
    В степи я нацеливал лук свой в Китай.
    Не сдавшее в битвах могучее сердце,
    Неужто изменишь ты мне невзначай?
    Все крепости приступом бравший герой,
    Сражавший и льва без оружья порой,
    Коль вдруг испугаюсь озлобленной шавки,
    Пусть тут же в земле окажусь я сырой!

2-ой ведущий: предки М. Жумабаева — выходцы из ветви Есентанрык рода Атыгай Среднего жуза. У прадеда Магжана — Шоная — было три сына. Последний из них, будуший дед Магжана — Жумабай родился в 1827 году в ауле на берегу озера Сасыкколь. Он был авторитетным человеком среди аульчан.

Он занимался разведением скота и торговлей. Накопив денег, совершил паломничество в Мекку и Медину — священные для мусульман города и получил звание кажы. У Жумабая было две жены. От первой жены он имел трех сыновей, вторая жена подарила ему трех дочерей. Своего младшего сына Бекмухамбета, родившегося в 1897 году, родители ласкательно звали Бекен. Так за ним это имя и закрепилось. Как младший сын Бекен стал хозяином шанырака. Отец женил его рано, когда у него родился сын, Бекену было всего 15 лет. У Бекена было семь сыновей. Третьего сына, который родился в 1893 году, назвали Абилмагжаном. Чуть позже ласково все стали называть его Магжаном.

Магжан уже с детства показал себя смышленым мальчиком. Дед Жумабай предрекал ему большое будущее. «Именно этот внук прославит мое имя», — говорил он близким, лаская малыша. Его пророческие слова сбылись. М. Жумабаев, став замечательным поэтом, прославил не только имя деда, «весь род Жумабаевых», но и весь казахский народ. Старшие сыновья — Абумуслим, Кахарман, Магжан — стали жертвами сталинских репрессий, остальные также не избежали тюрем и ссылок, но вернулись живыми. Последним ушел из жизни Мухаметжан.

От Магжана, к сожалению, прямых потомков нет. Но многочисленные потомки его братьев и сестер глубоко чтят своего выдающегося предка и гордятся им.

3-ий ведущий: Судьба не была к нему особенно милостива, хотя родился он в относительно обеспеченной семье 25 июня 1893 года в Булаевском районе Северо-Казахстанской области на берегу озера Сасыкколь

(Раскрывается занавес. На сцене задник с изображением казахского аула. Над сценой портрет Магжана. На сцену выходит отец Магжана Бекен.)

Отец: Какое счастье для меня, моего народа, что появился на свет мальчик, сын… Магжан! Он подрастет, я ему дам хорошее образование, он будет учиться у самых лучших педагогов, он тоже станет учителем и будет учить свой народ. Он станет просветителем и прославит мой народ, мою фамилию. Казахи будут с благодарностью вспоминать род Жумабаевых… О, сын мой Магжан, радость моя и надежда моя!

(Стоит, задумавшись. Потом быстро уходит со сцены. Через некоторое время занавес вновь открывается. На сцене мать колыбель, звучит нежная мелодия колыбельной).

Ведущий: Мама, я всегда помню твой голос, всегда помню твои руки — ласковые, теплые. Они согревали меня, я всегда ощущаю на себе их прикосновение. Это любовь поет в твоем голосе, это она защищает меня твоими руками.

    Мать.
    Дом уснул. Спустилась полночь. Мать не спит, вздыхает.
    Отведя рукою полог, колыбель качает.
    Мать сидит, как неживая, глаз с дитя не сводит.
    В колыбели — весь сомлевший, жар ли хворь прогонит?
    Спит младенец заболевший, часто дышит, стонет.
    Вздрогнет он… А мать младенца видит — смерть витает.
    И тогда ей будто в сердце кто-то нож вонзает.
    Ночь глухая долго длится, черным наром дышит.
    Пожелтела мать, не спится. Колыбельку ищет.
    Утром черных туч обозы на небе сойдутся.
    На лицо младенца слезы матери прольются.

Магжан начал учиться с четырех лет в домашней школе Бекена, созданной для своих детей и родственников. Учителем был высокообразованный, владеющий многими языками Востока молодой человек Ахиетден Аханов, башкир по национальности, навсегда оставивший свою родину.

У Ахиетдена какой-либо учебной программы не было. Он обучал тюркским, восточным языкам (арабскому, персидскому) и русскому языку, а также знакомил с богатой литературой Востока, преподавал арифметику и географию.

В конце ХІХ века известный богач уездного города Петропавловска Мухамеджан Бегишев, окончив полный курс Стамбульского университета в Турции, по прибытию в родной город открыл медресе (духовную семинарию) для казахских, татарских детей. Здесь медресситы учили арабский, персидский, турецкий языки как основные предметы. Также глубоко изучалась в медресе история тюркских народов.

Жумабаев окончил ее в 1910 году, получив по всем предметам высший балл. Но молодой Магжан жаждал новых глубоких знаний, поэтому решил дальше «карабкаться по каменистым тропам» науки.

Осенью того же года со своим школьным другом Бекмухамбетом Серкебаевым он едет в Уфу и поступает в знаменитое в ту пору медресе «Галия». Именно в эти годы юноша начинает свои литературные опыты.

Писать стихи Магжан начал с 14 лет. Первый сборник стихотворений «Шолпан» был издан 19-летним Магжаномв Казани. С этих пор имя молодого поэта стало известно не только казахам, но и татарам, башкирам, другим представителям тюркоязычных народов. И засияло слово Магжана, заворожило, как звезда, на поэтическом небосклоне. Неуклонно следуя творческому наследию Абая, Магжан своими необыкновенно лирическими, филосовскими пронзительно-правдивыми произведениями занял достойное место в мировой культуре.

1-ый ведущий: Магжан принадлежал к числу самых образованных казахов: он прошел не только медресе «Галия», высшую школу в г. Уфе, но и Омскую учительскую семинарию и Московский литературный институт под руководством В. Я. Брюсова.

2-ой ведущий: А потом была преподавательская деятельность в Петропавловском педучилище и первая любовь.

1-ый ведущий: Гульсум Камалова… Стройная, красивая, она ворвалась в сердце Магжана неожиданно и необыкновенно. Магжан работал директором педагогических курсов, а математику преподавала строгая и прелестная Гульсум. Она была младшей дочерью видного татарского религиозного и общественного деятеля Закира Камалова, закончила высшее женское учебное заведение в Санкт-Петербурге. Однажды в ее отсутствие в учительской Магжан написал в ее тетради слова, разбередившие душу. Так родилась эта необыкновенная любовь и благодаря ей родились лирические шедевры поэта.

2-ой ведущий: К сожалению, их роман не имел счастливого финала: в 1913 году Гульсум возвращается в Казань и выходит замуж за симбирского фабриканта Габдуллу Акчурина.

    Магжан: стихотворение «При расставании»
    Уж целый год, как я живу тобой,
    Но лучше б я любви твоей не стоил.
    Беспечный! Позабыл я о разлуке,
    Что всем влюбленным суждена судьбой.
    Ты целый мир собою заслонила,
    И я любил, и ты меня любила.
    Зачем же эта пытка расставаньем?
    Уж лучше бы сама меня убила.

1-ый ведущий: Когда произносят имя Магжан Жумабаев — помнят: трагическая судьба. Так оно и было. Талантливый поэт, которого по праву можно считать не только преемником великого Абая, но и классиком казахской поэзии, был дважды незаконно репрессирован; подвергнут унижениям и гонениям, лишен права писать. Но его судьба еще раз убеждает, что великий талант не подвержен мраку забвения, что рано или поздно, в какую бы темницу его, ни заключили, подобно яркому солнечному сучу, вырвется на волю и озарит все вокруг себя ярким светом.

2-ой ведущий: Да, трагическая судьба, но ведь были и годы счастья. (Звучит лирическая национальная мелодия). На свадьбе друга Магжана, учителя Тауфика, с Зулейхой они оказались дружками молодых и все дни тоя были рядом. Несколько дней прошли в веселье и шутках. Потом была собственная свадьба, и первые годы семейной жизни пролетели как один счастливый миг.

Начинается общественная деятельность, полная надежд и чаяний:

В 1918 году Магжан открыл в Омске курсы для казахских учителей, став их первым директором.

В 1919 году он стал ответственным редактором кзылжарской газеты «Знамя свободы». В следующем году и курсы, и редакция переехали в Петропавловск. И здесь Магжан продолжал руководить ими.

В 1922 году Жумабаева пригласили в Ташкент, где он стал работать старшим преподавателем в Казахско-киргизского института просвещения.

В 1927 году Магжан возвращается в Петропавловск и работает преподавателем в Казахском педагогическом техникуме и в совпартшколе.

Шел 1929 год… Ничто не предвещало беды. Зашли в дом знакомые милиционеры — слушали стихи, смеялись над эпиграммами, пили кумыс. А уже назавтра поэт уезжает в Алма-Ату, хоть и без сопровождения, но с бумагой — прибыть по назначению.

1-ый ведущий: Оттуда он оказался в Москве и дальше в Соловках, на тяжелых работах на долгие годы. Его арестовали по обвинению в японском шпионаже, троцкизме и буржуазном национализме. Весть от мужа пришла неожиданно из какого-то «Майкопа».

(Зулейха выходит на сцену с письмом в руках, открывает конверт, читает):
«Зулейха, родная, я столько тебе причинил в жизни горя, что не знаю, смогу ли когда-нибудь отблагодарить тебя. Мне больно писать тебе об этом, но твой муж осужден на целых десять лет заключения. На целых десять лет! …Зулейха, прошу тебя, приезжай ко мне. Но сперва в Москве зайди на Лубянку и получи разрешение на свидание. Затем зайди к Максиму Горькому и объясни, что меня взяли без всякого основания, что я ни в чем не виноват и ничем не проявил, слышишь, ничем, неприятие новой власти, Октября. Наоборот…»

2-ой ведущий: А. В 1935 году его освобождают из-под стражи, благодаря вмешательству А. М. Горького. Он возвращается в Петропавловск и работает учителем. Это одна из его любимых профессий — быть педагогом. Выше только поэзия. Но травля, гонения, издательства со стороны собратьев по писательскому перу принимают такие формы, что Магжан пытается покончить с собой и только случайно остается живым.

    День ли, ночь — не помню, все возможно…
    Но сошлись здесь вечные враги,
    Замерли в молчанье осторожном,
    Став на расстоянии руки.
    Жизнь и смерть — два полюса бескрайних,
    Оба повстречались на меже
    И явился им на поле брани
    Юный воин с пламенем в душе.

18 марта 1937 года Магжан Жумабаев, по приглашению Сакена Сейфуллина, приехал в Алма-Ату. Это поездка поэта окончилась трагично. Великого сына казахского народа Жумабаева снова арестовали 30 декабря 1937 года.

19 марта 1938 года его настигла пуля палача, оборвавшая жизнь. 8 июля 1960 года решением военного трибунала Туркестанского военного округа посмертно реабилитирован. А в 1988 г. полностью реабилитирован.

    Свергают богов с пьедесталов крутые изломы веков…
    Мы видели в жизни немало властителей в роли богов.
    Отливших себя на столетья в грошовую бронзу и медь,
    По-свому кроят бессмертье и сеют по-своему смерть…
    И кто поступить бы иначе из этих властителей смог?
    Подумаешь, кто-то заплачет над томом расстрелянных строк.
    Но вот наступают моменты, когда сокрушаются враз
    Воздвигнутые постаменты, теряя над душами власть.
    Ведь слово высокая плаха не в силах в забвенье обречь.
    И тянутся люди, как к свету, к ожившему чуду в стихах,
    Незрим постамент у поэта, но жить его слову в веках.

По крупицам собирала она литературное наследие Магжана. Что ей это стоило, трудно теперь предоставить. Ведь она умела читать только по-арабски, не умела пользоваться каталогами. Не зная тонкости библиотечного дела, Зулейха буквально не выходила из библиотеки. Страницу за страницей она посматривала газеты и другие издания тех лет, которые выходили в Омске, Оренбурге, Троицке, Уфе, Казани, Петропавловске, Ташкенте, Алма-Ате. Одновременно изучала современную казахскую письменность. Результатом этого труда три тома произведений Магжана.

Любовь к Родине, к родной земле, к родному народу.

Центральными в поэзии Магжана Жумабаева являются образы Степи и родного народа, носителя высоких духовно-нравственных достоинств. Только слово способно передать животворную силу любви к родной земле, приблизить к святыне, ибо оно отголосок самой жизни, голос истории, суть души поэта.

«Степь моя!.. Почему же я люблю ее? Почему? Я не знаю сам… Я и сам не пойму!» Да, степь кажется неприветливой, суровой для постороннего взгляда, но она полна жизни, она — колыбель поэта, по ней прошлись века, миры… Поэт посвятил немало изумительных по красоте и изяществу песен-стихов благословенной Степи.

Поэтический облик Магжана

Поэтический облик Магжана сродни есениновскому. Своей национальной самобытностью он так же дорог казахскому читателю, как Есенин — русскому.

    «Возлюбленная»
    Я в думах о тебе сгорал, тоскуя,
    Ни с кем не мог сравнить тебя, родную.
    И коль есть мир — и ты, я мир отринул,
    В своих мечтах искал тебя одну я.
    Я подавлял печаль, казался гордым,
    Поникнув от любви, казался добрым.
    Меня испепелял огонь сердечный,
    Душа изнемогала год за годом.
    Но вновь мои глаза тебя искали,
    Но вновь мои слова ответа ждали.
    Устало мое сердце в бренном теле,
    Узнал я от любви одни печали.
    И днем и ночью я молил о счастье,
    Как о спасении в огне горящий,
    Но ты не снизошла к слезам и стонам,
    Ты не спасла меня своим участьем.

    «Душа моя», — молил душой страдавшей,
    Но слышалось в ответ: держись подальше!
    Я на твоих глазах кричал от боли,
    Но жалости твоей я не дождался.

«Слову своему поклоняюсь»

«Я сам огонь — я себе поклоняюсь. Мое слово огонь — я своему слову поклоняюсь», — писал в одном из своих стихотворений М. Жумабаев.

    И жизнь,
    И смерть — судьба моя,
    Праздник юности станет седою золой,
    Ты подумай об этом, об участи злой,
    Как обманчива жизнь, как играет судьба
    Человеческой жизнью и смертью самой.
    Блеск во взгляде угаснет и щеки впадут,
    Голова поседеет за пару минут,
    А потом заскрипят твои старые кости,
    Ничего, дорогой, не поделаешь тут…
    Это все переменчивых судеб игра,
    До чего же тоскливы твои вечера,
    Ты свой жизненный путь озираешь с презреньем:
    — Умираешь, — говоришь, — наступает пора.
    Снова дразнит судьба и играет людьми,
    Чтоб сырая земля распахнулась дверьми,
    Ненасытная она, и скрипят ее зубы,
    А в остывших глазах не осталось любви.
    Что ни делай, а смерть все стоит на дворе,
    Даже если любим ты и радостен даже,
    Жизнь и смерть — две струны на великой домбре.

1-ый ведущий: Более полувека стихи гениального поэта были под запретом, но поэзия Магжана ни на минуту не прекращала свою жизнь. И сейчас они возвращены народу, живут в народе как безымянное народное творчество. А это самое истинное и высокое призвание.

(Тушатся свечи. Ведущие и чтец под тихое звучание музыки уходят со сцены.)

Источник:
Коллеги