5 международный творческий конкурс «Золотая осень» для детей, педагогов и воспитателей

 

 

Православная святыня в Петропавловске

VI Республиканский творческий конкурс «Моя Родина — Казахстан» для детей, педагогов и воспитателейПятый международный творческий конкурс «Золотая осень» для детей, педагогов и воспитателей Второй международный творческий конкурс «Абай әлемі» для детей, педагогов и воспитателейЭкспресс-публикация Отправить материал на публикациюСертификат о публикацииПубликация на портале «Азбука.kz»СвидетельствоПортфолио учителяЯндекс.Толока — заработок в интернете

Частное учреждение «Средняя школа в честь прп. Сергия Радонежского»
 

Версия для печатиВерсия для печати

С 20 по 24 января в Петропавловске будут пребывать мощи преподобномучениц Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары. Информация о месте и времени доступа к мощам будет сообщена дополнительно.

Православная святыня в Петропавловске

Святую преподобномученицу Великую Княгиню Елизавету современники называли самой красивой принцессой в Европе. Внешняя красота лица сочеталась в ней с излучающей свет красотой её души. Княгиню любила вся Россия, — и простые крестьяне, и важные вельможи. Почти в каждой избе, в каждом особняке на стенах были её портреты. И она, по рождению своему наполовину немка, наполовину англичанка, любила Россию и русский народ. Любила потому, что сначала разумом поняла, а потом душой впитала православный дух нашей страны и нашего народа. Почувствовала, что это её родной дух, без которого она ни жить, ни дышать не может. — И именно Россия стала её Голгофой. Она и об этом заранее знала, но не согласилась оставить Россию, как мать даже под страхом смерти не согласится оставить своего больного ребёнка.

Великий князь Константин Константинович Романов, русский поэт из царствующей семьи, писал о преподобномученице Елизавете:

    «Какой-то кротости и грусти сокровенной
    в твоих очах таится глубина.
    Как Ангел ты тиха, чиста и совершенна,
    как женщина — стыдлива и нежна.
    Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
    твою не запятнает чистоту.
    И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
    создавшего такую красоту».

О выпавших на её долю скорбях многих Константин Романов будто напророчил.

Впрочем, многим в России конца XIX века было понятно, что государственный «корабль» движется к гибели. Огромная экономическая и военная мощь страны, непобедимой внешними силами, не могла остановить надвигающуюся катастрофу, во время которой в первую очередь планировалось уничтожить Царскую Семью. Вся «либеральная интеллигенция», — журналисты, издатели, даже офицеры в армии, учителя гимназий, аристократы, призванные быть опорой трона, действовали внутри страны как разрушители, и в их руках было самое мощное оружие — слово, «пропаганда в массах», как они говорили сами. Потому все «крысы» бежали из нашей страны, прихватив ценные бумаги, драгоценности и даже дорогую мебель, семейные портреты (их потомки до сих пор с гордостью показывают гостям богатства своих предков в особняках Парижа и Лондона), заблаговременно, не второпях. Бежали в то время, когда Александр III и несколько преданных ему людей старались удержать государственный «корабль» наплаву.

А Елизавета, и вслед за ней её сестра Алиса, ставшая Императрицей Александрой, как раз в это время приехали в Россию из благополучной Европы, чтобы остаться здесь до смертного часа. Елизавета очень скоро поняла, что их в России ожидает мученическая кончина, писала сестре о том, что она должна готовить свою Семью достойно принять страдания и смерть. И они приняли предательство, издевательства и мученическую кончину достойно, даже, как казалось очевидцам, слишком спокойно. Бежать и не помышляли.

Елизавета была вторым ребёнком в большой семье герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Дети в этой семье носили скромную одежду, сами убирали комнаты, топили камины. Вместе с родителями, которые большую часть своего скромного состояния отдали бедным, ездили в госпитали, приюты, дома инвалидов, посещали больных.

В 1876 году, в 35 лет, умерла мать этого благочестивого семейства, герцогиня Алиса. Тогда закончилось детство Елизаветы. Она старалась утешить отца, младшим детям в какой-то мере заменить мать. В тот год Елизавета выбрала крестный путь жизни на земле, решила посвятить себя Богу, дала обет безбрачия. Но всё-таки в 20 лет дал ей Господь земного жениха, который привёл её по воле Божией, к мученическому венцу.

Её мужем стал брат Царя Александра III, Великий Князь Сергей Александрович.

В России Елизавета напряжённо изучала русский язык, русскую культуру и особенно русскую веру. Они с мужем жили в подмосковном имении Ильинское, часто ездили в Москву с её многочисленными церквями и монастырями, патриархальным бытом. И всё это она, воспитанная в протестантской Германии, сразу полюбила как своё, родное. Простаивала вместе с мужем наши долгие (по их меркам) богослужения, видела радость Сергея Александровича после Причастия, которого была лишена как протестантка.

В 1888 году Император Александр III поручил своему брату быть его представителем на освящении храма святой Марии Магдалины в Гефсиманском саду в Иерусалиме. Этот храм был построен в русском стиле, на русские деньги. Отправляясь с мужем на Святую Землю, Елизавета молила Христа о том, чтобы у Гроба Своего Он Сам открыл ей Свою волю: оставаться ли ей протестанткой или перейти в Православие?

Вернувшись в Россию, она без колебаний, решительно, приняла Православие. Своему отцу писала: «Только в этой религии я могу найти настоящую сильную веру в Бога». Удивительно, что Елизавета, став православной, сразу стала понимать церковнославянский язык, даже не изучая его. Более того, ей легче было читать Библию и молиться именно на церковнославянском. Скоро все православные богослужения она знала наизусть.

В 1891 году Император Александр Ш назначил Великого Князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Елизавета теперь должна была устраивать приёмы, концерты, балы. Всё это было ей не по душе. Она спешила делать добро: ходила в больницы для бедных, в приюты для одиноких стариков и детей-сирот. Не имела ни денег, ни драгоценностей, — всё раздавала бедным. Москвичи скоро полюбили её, как родную мать.

Сергей Александрович ревностно служил своему Отечеству. Но умер «державший корабль на плаву» Александр III. В 1904 году началась русско-японская война. И в это время наша «пятая колона» предательски устроила смуту внутри страны: митинги, забастовки, кровавый террор готовили революцию. «Боевая организация» эсеров приговорила Сергея Александровича к смерти. Её агенты следили за ним, не хотели убивать в присутствии Елизаветы, которую любил народ, а им тогда ещё необходимо было, чтобы простой люд видел в них благородных «апостолов революции». Потом-то и на это им будет наплевать. Великая Княгиня получала анонимные письма, в которых её предупреждали, чтобы она не сопровождала своего мужа, если не хочет погибнуть вместе с ним. Но именно поэтому Елизавета всюду сопровождала супруга.

И всё-таки, улучив момент, террорист Иван Каляев бросил бомбу, которая разорвала на части тело Сергея Александровича. Великая Княгиня своими руками собрала разбросанные по всей площади Московского Кремля останки мужа. После первой панихиды в Чудовом монастыре возвратилась во дворец и написала своей сестре, Императрице Александре, прося её не приезжать на похороны, потому что террористы могли использовать их для покушения на Царскую Семью.

После похорон мужа Елизавета поехала в тюрьму, к убийце Каляеву. Сказала, что принесла ему прощение Сергея Александровича, просила его покаяться. Но он отказался. Уходя, она оставила ему Евангелие и икону, надеясь, что, может быть, раскаяние пробудится в его душе перед казнью.

На месте убийства мужа Великая Княгиня поставила крест, на котором были начертаны слова Спасителя: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят» (Лк. 23, 34). С тех пор она не снимала траур, её княжеская спальня стала похожа на монашескую келью. На свои средства она построила в Москве на Ордынке Марфо—Мариинскую обитель. Епископ Трифон (Туркестанов) посвятил её и ещё 17 послушниц в звание крестовых сестёр любви и милосердия.

Великая Княгиня стала жить как монахиня-подвижница. Спала на деревянной кровати без матраца, ела только растительную пищу. Работала в больнице для бедных, которая была ею устроена при обители, завершая обход больных за полночь. Почти всю ночь она молилась. Спала не более трёх часов, вставала в шесть утра. Больные, которым Елизавета делала перевязки, говорили, что её любовь помогает им переносить страдания.

Главным лекарством от недугов она считала Таинства Исповеди и Причастия. В больнице Марфо-Мариинской обители выздоравливали те, кого отказывались лечить врачи в других больницах. При обители был и приют для девочек-сирот.

Она давно была готова к крестному пути и мученической кончине. После февральской революции 1917 года писала сестре: «То, что мы ещё живы, является несомненным чудом… Народ — дитя, он не повинен в происходящем, он введён в заблуждение врагами России».

Весной 1917 года к ней приехал шведский министр и предложил вместе с ним покинуть Россию. Но Елизавета сказала, что решала разделить судьбу своей новой Родины. Бежать из России предлагал ей и посол Германии. «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня», — ответила ему она.

«Я испытываю такую глубокую жалость к России и её детям, которые не ведают, что творят, — писала Великая Княгиня в это время, — разве это не больной ребёнок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни… Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему… Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Но Бог в Библии показывает, как Он прощал раскаявшийся народ и снова даровывал ему благословенную силу…».

В апреле 1918 года большевики, взяв власть в свои руки и уже не опасаясь народного возмущения, арестовали Елизавету и отправили в Пермь. С ней поехали добровольно две сестры из Марфо-Мариинской обители, Варвара и Екатерина. Последние дни своей жизни Великая Княгиня провела в скромном доме на окраине города Алапаевска. С ней осталась только сестра Варвара.

Ночью 18 июля 1918 года Елизавету, Варвару, Великих Князей Сергея, Константина, Игоря, Владимира сбросили в глубокую шахту старого рудника близ Алапаевска. Убийцы слышали, что Елизавета, стоя на краю обрыва, молилась: «Господи, прости им, не ведают, что творят». А они смеялись, сталкивая её в шахту и бросая туда ручные гранаты. Новомученики скончались в страшных страданиях.

Вскоре после этого Алапаевск был временно освобождён частями Белой армии. Тело преподобномученицы Елизаветы, с множеством переломов и ушибов, нашли в шахте на глубине 15 метров. Увидели, что перед кончиной, превозмогая свою боль, она перевязывала голову Великому Князю Иоанну.

Святые, нетленные мощи мучениц Елизаветы и Варвары в 1921 году, по воле Божией, были привезены в Иерусалим и погребены в усыпальнице русского храма Марии Магдалины. В 1888 году, когда Елизавета была здесь с мужем, она сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». И Господь исполнил желание преподобномученицы. В 1992 году она и её верная спутница инокиня Варвара прославлены в лике святых Русской Православной Церковью. День их памяти 18 июля.

Надежда Ильичёва

Источник: Митрополичий округ в Казахстане Петропавловско-Булаевская епархия Северо-Казахстанское благочиние

Категория: