V международный творческий конкурс «Поехали!» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана, стран ближнего и дальнего зарубежья

 

Воспитание поликультурной личности через приобщение к национальным ценностям на основе художественного наследия Ж.Аймауытова, Н.В. Гоголя, Р.Бёрнса

 

Версия для печатиВерсия для печати
Данилова Л.И.
учитель русского языка и литературы
СШ № 24 г. Петропавловск
Данилова Л.И.


Содержание:

    Введение — 3
    1. Калейдоскоп этапов уроков
      1.1 Эпоха и ее лики — 7
      1.2 Жизнь и творчество писателей — 12
      1.3 Портретные зарисовки — 22
      1.4 Сила и таинство природы — 26
      1.5 Автор — художник — любимец народа — 30

    Заключение — 33
    Список использованной литературы — 37

Введение

Едва ли есть высшее из наслаждений,
как наслаждение творить.Н. В. Гоголь


Анализ ситуации

Этот период является предопределяющим этапом в развитии русского общества. То, что было заложено в первой трети XIX века, получило свое развитие не только во всем XIX веке, но и в следующих веках. События истории и культуры тесно переплетаются и пронизывают друг друга насквозь. Поэтому они и привлекают наше внимание. Сегодня, когда Казахстан и казахский народ обрел право называться великой нацией с богатейшей историей и древнейшей культурой, необходимо дать объективную оценку самому понятию — казахская литература и определить ее место в мировом литературном процессе. [1]

Анализ духовных потребностей

Учитель хочет видеть на своих уроках не слушателей, не потребителей, а учеников, которые сотрудничают с учителем, работают творчески. Взгляд их не должен быть однобоким, только через глаза учителя, — они должны уметь выработать свой личный подход к историческим фактам, к оценке жизни и творчества тех или иных писателей.

Анализ духовных ценностей

Нас волнует развитие общества и проблемы, связанные с этим. Мы хотим понять, каково соотношение между личностью и обществом и как влияет время на общество и людей, живущих в нем.

Новые пути открывал Гоголь в искусстве изображения человека. Своеобразие гоголевского таланта глубоко определил Пушкин: «Еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни, уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь, которая ускользает из глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем». Сам Гоголь незабываемыми словами очертил тип писателя, «дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно пред очами и чего не зрят равнодушные очи, всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога, и крепкою силою неумолимого резца, дерзнувшего выставить их выпукло и ярко на всенародные очи!» Такова главная особенность «гоголевского» реалистического метода. Это умение обнажить пошлое, гадкое, низменное в человеке, умение подметить и — если воспользоваться термином киноискусства — «крупным планом» показать то мелкое и ничтожное, что не сразу бросается в глаза.

Но, пользуясь понятием мелочь для обозначения ничтожества современных ему людей и их жизни, Гоголь употребляет этот термин и в другом значении — в значении деталей, подробностей, частностей, необходимых художнику в изображении жизни, людей.

Анализ позиции

Я доверяю своим ученикам, верю в их возможности. Хочу изгнать скуку на уроке, так как дети способные, поэтому работать по шаблону невозможно.

Анализ концепции

Вся наша педагогическая наука занята вопросом, каким воспитывать ребенка. А надо просто его любить. Воспитание читателя, способного получать эстетическое наслаждение от подлинных произведений искусства. Мои уроки — это уроки совместной работы учителя и ученика. Продолжение урока — это воспитанная в личности потребность к самосовершенствованию, самовоспитанию, самообразованию. Чувство родины — основное в моем творчестве. Я хочу, чтобы дети понимали, что наша нация — это общность святынь, общность культуры как системы ценностей, которая бережно передается из поколения в поколение, духовность, гуманизм, любовь к своей земле и ее истории — все это воспитывает русская литература и русский язык, об этом надо говорить с учениками.

Цели:

  • определение новых путей формирования поликультурной личности в процессе приобщения к национальным ценностям на основе художественного наследия Жусипбека Аймауытова (1889 — 1931), Н. В. Гоголя (1809 — 1852), Роберта Бернса (1759 — 1796);
  • расширение возможности проникновения в творчество писателей;
  • развитие способности образного восприятия классических произведений, расширение знаний учащихся по страноведению;
  • раскрытие учащимся авторского мастерства в изображении своего лирического героя.

Задачи:

  • убедить, что время и личность — понятия взаимосвязанные; каждая эпоха требует своих героев, герои создают время;
  • актуализировать патриотическое воспитание на основе духовного наследия писателей-классиков, ценностей и традиций нравственной культуры;
  • усилить сравнительно-исторический и типологический подходы к изучению художественных миров разных национальных культур;
  • реализовать интегрированный подход к обучению литературе.

Сверхзадача

Убедить, что проблема о соотношении личности и времени — вечная проблема. И сколько существует общество и человек в нем, будет существовать эта проблема, и она всегда будет актуальна, нова, а человек всегда будет стараться решить ее.

Основные понятия

Историческая эпоха; исторические деятели; проблема; личность; общество; развитие общества; литературный процесс; писатели и поэты; жанровое своеобразие писателей и поэтов; герои художественных произведений; формы изображения действительности; тематика произведений; проблематика; пафос

Методы:

  • вступительное слово учителя;
  • сообщения учащихся о духовной культуре России, Казахстана, Англии, Шотландии, дополнительные сведения о жизни Ж. Аймауытова, Н. В. Гоголя, Роберта Бернса;
  • работа в микрогруппах (историки, исследователи жизни писателя, исследователи творчества, литературные критики, портретисты, журналисты) — соотнесение временно-исторических условий жизни и творчества Ж. Аймауытова, Н. В. Гоголя, Р. Бернса;
  • заполнение сравнительной таблицы жанрового своеобразия художников слова;
  • определение общего и разного в тематике, проблематике и пафосе произведений;
  • интонирование стихотворений;
  • создание образа героя произведения у каждого автора;
  • определение личностного отношения к творчеству писателей и поэтов;
  • определение негативов и позитивов у героев произведений;
  • подбор символов к образу лирического героя;
  • интерактивные («помет», «радуга», «займи свою позицию»).

Мир — прекрасная книга, но
бесполезная для того, кто не умеет читать.Карло Гольдони, итальянский драматург


1.1 Эпоха и ее лики

Оборудование: физическая карта мира, пейзажные зарисовки к произведениям, портреты писателей, гравюры художника В. Фаворского, выставка книг о писателях.

Историки — работа по микрогруппам

  • предварительное домашнее задание:
  • краткая характеристика эпохи;
  • свидетелем каких исторических событий был писатель?
  • метод «Помет»: отметить непонятные по значению слова (*)

1. Шотландия. «В начале 18 века, в 1707 году, Шотландия окончательно потеряла свою независимость, свой парламент и стала частью Объединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. „Сассенахи“, как презрительно звали шотландцы завоевателей англичан, начали вводить свои законы. И общинные крестьянские земли, общинные выпасы и луга обнесли загородками из камня, отдали в собственность помещикам. Знать ненавидела узурпаторов королевской власти — ганноверскую династию, при которой были потеряны многие привилегии старинных шотландских семейств, маленьких царьков в своих поместьях. Крестьяне презирали и ненавидели завоевателей, как всякий народ ненавидит чужаков, людей других обычаев, другого языка, пытающихся навязать ему свою религию, свое общественное устройство. Кто, как не проклятые сассенахи, подучил шотландских лордов лишить вольных коттеров их прав на землю? Хорошо бы прогнать пришельцев навеки, чтобы снова жить по дедовским обычаям. Не позор ли, что сын короля Якова, славный принц Чарли, сидит за морем и не может помочь своим верным приверженцам — якобитам — выгнать чужаков? И любили лорда и крестьяне Шотландию по-разному, по-своему. Одни — за огромные поместья, за охотничьи угодья, за реки, где ловилась быстрая форель, за неприступные замки, откуда они выходили в походы.

А другие, те, что своими руками выращивали на каменистой земле скудный хлеб и пасли овец на поросших вереском склонах, любили эту землю, эти снежные вершины и синие горные озера, эти вересковые холмы и бешеные водопады, как любят свою кровь и плоть». [15]

Англичане относились к шотландцам с некоторым презрением, считая шотландский язык диалектом английского и не признавая его самостоятельного значения, его поэтичности и глубины. Роберт Бернс первый показал шотландцам и англичанам значение народной речи, в 27 лет издав сборник «Стихотворения, написанные преимущественно на шотландском диалекте» (1786), а затем собрал и подготовил к изданию произведения шотландского поэтического и музыкального фольклора.

2. Россия. Младший современник Пушкина и его великий продолжатель Гоголь создавал свои произведения в тех исторических условиях, которые сложились в России после неудачи первого революционного выступления против абсолютизма и крепостничества. Новая общественно-политическая обстановка поставила перед деятелями русской общественной мысли и литературы новые задачи. В творчестве Гоголя эти исторические задачи нашли глубокое отражение, а частично и решение. Сознавая себя ответственным перед родной страной, писатель — гражданин взволнованно обращался к ней: «Русь! чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?» Признавая за Гоголем «полное право» на такое общественное самоопределение, Чернышевский писал: «Давно уже не было в мире писателя, который был бы так важен для своего народа, как Гоголь для России». [10]

3. Казахстан. Интерактивный метод «Займи свою позицию»: «ЗА» — «ПРОТИВ». После изучения творчества писателя можно будет изменить свою точку зрения.

а) «Пожалуй, казахи вправе обвинить нас и в грабеже, и в похищении девицы, да и в смерти человека: есть, признаться, у них все основания думать о нас, как о бандитах. Как им, отгороженным горами и не имеющим ни малейшего представления о том, что творится в этом мире, живущим подобно диким зверям, уяснить наши цели и понять нас. Позвольте, господа, найдется ли человек, кто желал бы своего изгнания из отчего края, расставания с родными и близкими ему людьми? Кто не любил бы покой и беспечную, наполненную высоким смыслом жизнь среди них? Кто не мечтал бы о нечаянной встрече с красивой женщиной в темном саду, о нежных объятиях и восторженном шепоте на ушко? Каждый волен жить так, как ему по душе, отчего же жизнь складывается иначе? В чем справедливость жребия, награждающего одного счастьем, другого — бедой? И человеку остается лишь подчиниться воле случая. Вселенная навязывает нам свой неотвратимый выбор: ей чужда свобода.

Если бы не вселенский рок, разве оказались бы мы среди казахов в горных тисках между Китаем и Алтаем? Мы, не задумываясь, пошли на войну защищать царя, отчизну, свой народ. И если бы мы не стояли на защите родных рубежей, если бы не наша, русских, военная мощь, разве жили бы в здравии и благополучии темные казахи? …

… И как вылились бы нам их обиды, если бы вдруг они вооружились и казахские военные части оказались бы среди русских городов и деревень? Разве не стали бы они сами грабить и насиловать? Впрочем, подобное уже случалось. Только вчера в Семиречье, когда отрезали переселенцам земельные наделы, казахи мобилизовались в целую армию. Разве не они кромсали безвинных мужиков клинками? Отнимали нажитое, баб топтали? Вспомним татарское глумливое трехсотлетнее иго, казахи также причастны к нему, и воцарившееся в те века зверство разве и не их рук дело? Русских послов, прибывших в Орду, придавливали деревянным настилом и пировали на нем. Так что, милые мои, ваши затеи тоже известны.

Впрочем, нам и дела особого не было до казахов. Никто и не предполагал, что мы окажемся тут. Просто Империя, опрокинувшись, раскололась надвое, царя — с трона, власть узурпировали быдло пролетарское, солдатня да проклятые большевики, а мы, лучшие сыны России, восставшие против диктатуры, отступая в смертельных боях, оказались на краю земли. Те, кто бежал со всех ног, скрылись в Китае. А мы, около семидесяти офицеров армии и флота, осколки о всех отступавших частей, зацепились за камни Алтая и как можем, противостоим красным… Они сами вынуждают нас нападать на казахов и брать скотину под нож, под тело — кошмы, одеяла, впрочем, и посуда оказывается не лишней для тех, кто еще жив. Стоит ли говорить о том, что в безлюдном, навевающем лишь тоску горном провале нормальный мужчина будет дуреть?…» [16]

б) Я низкорослый, с едва выступающим носом, корноухий, пучеглазый парень, с торчащими волосами над низким лбом. Возраст около тридцати пяти лет. Мой отец — Тойбазар, а самого меня зовут Мукашем, не везло мне и в седле, и в застолье. Пас коз у жадного, неряшливого, мерзкого хозяйчика. Люди там, на летних пастбищах, упиваются кумысом, бахвалятся на боку, с ленцой и пьяно, а я от лачуги в драных штанах гоняю норовистых коз по горным кручам. Ребята начинают только веселиться на качелях, затевать игры под лунным светом с песнями да задиристыми прибаутками, а меня уже толкают в спину к рваной подстилке у байской юрты: „Ложись, тебе вставать рано“. Только разоспишься, снова пихают: „Пора! Коз выгоняй!“ — да пинком добудят. … Задумал я отомстить одному байскому выкормышу. … С самого начала все, что конфисковал по аулам: одежду там, припасы, одеяла, кошмы, чашки-ложки, я догадался переправить остаткам белых, стал и среди них своим. Они попросили найти для них пригожую девицу. Я сразу подумал о дочке Мамырбая Акбилек. … Я всю жизнь страдал о баев, поиздевались они надо мной. До сих пор ихние издевки терплю. Так чего мне жалеть эту байскую семейку? Добьюсь своего, успокоюсь, а не добьюсь — так и буду ходить никчемным отродьем». [16]

в) Что же касается борцов за независимость, еще 4 апреля 1919 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет принял решение о помиловании и амнистии «буржуазно-националистической партии „Алаш“ и руководителей алаш-ординского правительства, но в кровавые 30-е режим все-таки вспомнил им прошлое… Тоталитарное время, подобно „Сатурну, пожирающему своих детей“ видело опасность не только в свободолюбивых личностях, но и даже в их именах. В 80 -х Верховному суду Казахской ССР вновь пришлось рассмотреть этот вопрос и полностью реабилитировать активистов „Алаша“ посмертно». [8]

На закате Советской власти в конце 80 — х гг. XX века в казахскую литературу, наконец, были возвращены преступно скрытые имена великих просветителей — писателей: Ахмета Байтурсынова (1873 — 1938), Алихана Букейханова (1866 — 1937), Шакарим Кутайбердиева (1858 — 1931), Жусипбека. Аймауытова (1889 — 1931), Магжана Жумабаева (1893 — 1938). Но если Магжан и Шакарим, с их поэзией и философией, оказались в числе первых переведенных авторов, то такие столпы государственного тюркизма (идея Турана) и возрождения казахской культуры и литературы, как Л. Букейханов, А. Байтурсынов, Ж. Аймауытов только-только являются русскому читателю, да и то не полностью, не в самых качественных переложениях на русский. Это наш большой просчет. Здесь особенно не повезло, конечно, Жусипбеку Аймауытову. [5]

Магжан Жумабаев, Ахмет Байтурсунов, Жусипбек. Аймауытов. Три личности. Три трагедии. Они взошли на свою Голгофу, освещая дорогу потомкам. И еще. Жизнь показывает, что, к сожалению, мы, живущие в стремительном, суматошном веке, плохо знаем историю. Ибо долгие годы воспитывались на мифах, выдумках, которые рождались в головах псевдоученых. Мудрое время, конечно, расставляет все по своим местам. В частности, ныне воздает должное алашевцам, всему движению. Однако, историки пока еще только в начале пути. Ибо тема сложна, трудна, глубока. Да и писатели, поэты, публицисты могли бы создать яркие произведения. Но, увы, не торопятся, хотя удивительные сюжеты просятся на бумагу. Что ж, остается только ждать, когда мастера слова очнутся от дремы, развернутся, возьмутся за испытанное перо или сядут за компьютер. [2]

Категория: