Четвертый международный творческий конкурс «Вот оно какое, наше лето!» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежья

 

 

Современные научные направления и системы в мировой психологии

Четвертый международный творческий конкурс «Вот оно какое, наше лето!» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежьяя
 

Версия для печатиВерсия для печати

Мир безграничен и бесконечен.
Погрузиться в него можно,
а погрузить его в себя — затруднительно.В. П. Зинченко


Современные научные направления и системы в мировой психологии

Введение

Психологическая наука — это наука о закономерностях строения и функционирования внутреннего мира и поведения живых, чувствующих, переживающих существ — человека и животного. Долгое время психология развивалась в рамках философии. В этот период её становления психологические исследования носили преимущественно умозрительный характер. Концентрация на умозрительных процедурах позволила психологии приобрести внутреннюю логическую стройность и свой неповторимый способ описания и объяснения психологических явлений. Выдвинув в 1968 году в качестве общей проблемы науки проблему человека, Б. Г. Ананьев отводил при этом решающую роль психологии, поскольку «именно психология становится орудием связи между всеми областями познания человека».

Характерной тенденцией развития психологии, особенно проявляющейся с середины XX века, является дифференциация научного психологического знания, приводящая к возникновению новых его отраслей. Большая их часть ориентированна на практику (военная психология, нейропсихология, психодиагностика, психология обучения, социальная психология и др.).

Профессор Московского университета Г. И. Челпанов в 1914 г. констатировал, что «психология распадается на такие части, которые совершенно друг с другом не связаны. Вследствие этого психология начинает утрачивать свое единство и ей грозит распад… Нужно принять меры к сохранению единства психологии». Научность и теоретическая обоснованность различных направлений психологии обеспечивается системностью, комплексностью подходов.

Психология — молодая и интенсивно развивающаяся наука. Она представляет собой разветвлённую сеть психологических направлений, подходов, школ, учений, составляющих единое поле психологического знания. Структуралистский подход отличает сфокусированность на проблеме структуры психических переживаний индивида; в контексте функционалистского видения акцент делается не на структуре, а на активности сознания, на его направленности на объекты внешнего и внутреннего мира. Среди современных психологических направлений выделяются бихевиоризм, психоанализ, когнитивная психология, гештальтпсихология, гуманистическая психология.

Общепсихологическая наука направлена на вычленение, изучение тех форм и механизмов бытования психических процессов, которые могут предстать как всеобщие, инвариантные, вне зависимости от того, в каких режимах, лицах, количествах и вариациях они проявляют себя в реальности.

I. Школы психологии и их влияние на развитие педагогической науки

Чаще всего выделяют пять наиболее значимых направлений (школ) современной психологии. Их возникновение и развитие касалось также изменения в предмете педагогики, хотя в педагогике смена предмета науки не была такой бурной, а сам предмет не отличался разнообразием.

1) Психология сознания. У. Джемс об учителе

Родоначальником первой крупнейшей психологической школы на рубеже 20 века явился американский психолог Уильям Джемс (Джеймс). Джемс определял психологию «как описание и объяснение состояний сознания как таковых». Определяя границы психологии, Джемс утверждал, что психология представляет собой такую научную дисциплину, которая должна основательно и документально изучать все возможные состояния психики, их происхождение и связь с физическими и физиологическими показателями, чтобы приносить пользу образованию, медицине и любой другой человеческой деятельности, которая нуждается в контроле разума. Однако, основное внимание им было направлено на сознание, поэтому возглавляемая им школа определяется как «психология сознания».

Джемс предложил рассматривать сознание как нечто похожее на поток или речку. Мысль непрерывна. Наблюдая за собственными мыслями с помощью метронома (как это делал и В.Вундт в своих исследованиях элементов сознания), Джемс отмечал, что мысли меняются (они дискретны, прерывисты): каждое биение мысли, угасая, передает свое поле и силу другой мысли. Далее он уточнил свою метафору — сознание скорее много ручейков, потоков, текущих одновременно. Современные исследования сознания показывают, что в содержании, а также в структуре и форме самой мысли все постоянно изменяется.

Джемс отмечал, что прерывность сознания есть, но она не сопровождается личной непрерывностью. Он приводил пример, когда мы просыпаемся утром, то никогда не задаемся вопросом «Кто это проснулся?». Мы не чувствуем необходимости обратиться к зеркалу, чтобы удостовериться, мы ли это. Нам не нужно подтверждения, что мы проснулись с тем же сознанием, с которым легли спать.

У.Джемс имел свое видение процесса обучения, опиравшееся на его общепсихологические постулаты. Он высказывал предположение, что дети от рождения наделены интересом и способностью к учению. Однако, успех обучения во многом, по Джемсу, зависит от учителя. Ученик учится успешно, в первую очередь, потому, что учитель дает правдивую информацию по своему предмету, что он в состоянии понять особенности психики обучающихся и по возможности относится к ним сочувственно, а также постоянно поощряет в учащихся влечение к одному предмету, или к одной идее (поддерживает развитие внимательности и заинтересованности).

Будучи создателем философского направления, названного прагматизмом, Джемс требовал, чтобы содержание излагаемого предмета имело отношение к жизни и интересам учащихся. Достоинством преподавателя считал умения, с помощью которых он, зная что-то сам, может показать учащимся связь между изучаемым предметом и потребностями обучаемого (какой далекой не была бы эта связь). Джемс отвергал наказания в любом их проявлении; считал, что лучше занять обучающегося интересной работой.

2) Бихевиоризм. Торндайк и Скиннер об образовании и воспитании

Бихевиоризм — второе большое направление американской психологии, возникшее на рубеже 19–20 веков. Предметом изучения психологии бихевиористы считали поведение. Отрицая сознание, как предмет научного исследования, пионеры этого направления сводили психику к различным формам поведения, которое понималось как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды (S→R). Родоначальником поведенческой психологии считается Э.Торндайк. Им было описано научение методом проб и ошибок. Торндайк сформулировал в 1898 году «закон эффекта». Из этого закона следовало, что действия, которые не ведут к достижению цели от пробы к пробе, сокращаются и тормозятся; если же предыдущая попытка была эффективна (вела к цели), то новая становится более эффективной. На основе «закона эффекта» строится «кривая научения».

Торндайком при моделировании поведения были выявлены и другие закономерности научения: закон упражнения, предполагающий пропорциональную зависимость реакции на ситуацию с частотой повторения связи со стимулом и ее силой; закон готовности, который гласит, что упражнения меняют, усиливают готовность организма к проведению нервных импульсов; закон ассоциативного сдвига — если при одновременном действии раздражителей одни из них вызывает реакцию, то и другие приобретают способность вызывать ту же реакцию.

На основе своих экспериментальных исследований Торндайк предложил новую систему обучения в школе того времени. Он трактовал все стороны психики учащегося как реакции его поведения на известные стимулы; сводил весь воспитательный процесс к видоизменению прирожденных и выработке приобретаемых в процессе накопления опыта реакций. Воспитание адресуется от учителя к учащемуся, оставаясь при этом глубоко индивидуальным. Их отношения подобны дуэту, но ведущая партия отдана учителю. Он остается высшей инстанцией, источником света и поучения.

Теоретическим лидером и одним из основоположников бихевиоризма, как самостоятельного направления в психологии, является Дж. Уотсон. Им был введен термин «бихевиоризм», определены основные понятия и задачи. Психология, с бихевиористической точки зрения, есть чисто объективная, экспериментальная область естественной науки. Дж. Уотсон считал, «с точки зрения бихевиориста подлинным предметом психологии [человека] является поведение человека от рождения до смерти». Основной целью психологии должно быть описание, предсказание и управление поведением, а ее девизом — формула связи единиц поведения: «стимул → реакция» (S→R).

Последовательно и непримиримо защищал постулаты ортодоксального бихевиоризма Б. В. Скиннер, но его больше интересовал процесс, который следует за реакцией. Он назвал его «оперантным обусловливанием». «Оперантное обусловливание, — писал Скиннер, — это не дергание за ниточки, чтобы человек танцевал, это определенное устройство мира, в котором человек будет делать нечто, что повлияет на мир, а это, в свою очередь, повлияет на самого человека».

Оперантное обусловливание, по Скиннеру, лежит в основе обучения. Поощряя или наказывая, можно сформировать определенный стереотип поведения не только у животных, но и у человека. Подкрепление может быть позитивным или негативным. И те, и другие стимулы формируют и регулируют поведение. Поэтому «все поведение можно расценивать, как обусловленное сочетание позитивных и негативных стимулов». У людей это более завуалировано, но суть остается та же. Деньги и пища — основные позитивные подкрепления. Боль, страх, голод — основные негативные подкрепления. У человека мощным стимулом подкрепления является еще слово. Поэтому к базовым подкреплениям добавляются, как позитивные, власть и слава, так и негативные — страх и унижение. Работы Скиннера заложили психологические и методологические основы современного программированного обучения. Идя вслед за Торндайком, он оставляет роль первой скрипки в обучении учителю (правда, при программированном обучении им становится отдаленный от обучающегося составитель программы обучения).

3) Когнитивная психология и обучение

Предметом когнитивной психологии являются познавательные процессы. Представители этого направления убеждены, что когнитивные процессы действуют не случайным образом, а организованным и систематизированным путем. Поэтому часто человеческая мысль рассматривается подобной компьютеру, а человек представляется как информационный процессор, который поглощает информацию из внешнего мира, кодирует и интерпретирует ее, хранит и восстанавливает.

Это направление в психологии в настоящее время ближе всего к традиционному пониманию термина «наука». Отмечается, что, естественно, процессы, которые когнитивные психологи изучают, не являются непосредственно наблюдаемыми. Нельзя «влезть» в голову человека и наблюдать за тем, как протекают, например, процессы памяти. Однако когнитивные психологи подчеркивают, что проникновение в познавательные процессы возможно благодаря выведению умозаключений из поведения индивида, при условии, что такие выводы подкрепляются объективными, эмпирическими данными. Поэтому ими часто используется экспериментальный метод, в котором придается особое значение объективности, контролю и воспроизводимости. Кроме того, когнитивные психологии пытаются изучить прямо не наблюдаемые психические процессы с помощью гипотетических (вероятностных) моделей, часто с использованием компьютера. Модель может затем быть проверена экспериментально или другими способами и, в свете полученных в исследовании данных, может быть уточнена или заменена новой моделью. Моделирование оказалось ценным и плодотворным способом получения новой информации в когнитивной психологии.

4) Психоанализ. А. Адлер и воспитание личности.

Это направление связано с именем Зигмунда Фрейда, создателя метода лечения неврозов и теории, объясняющей роль бессознательного в жизни человека и развитии общества. В настоящее время психоанализ представляет собой разветвленное, неоднородное психологическое направление, достаточно часто описываемое как психодинамическое. В психоанализе реальностью признается психическое, имеющее свою собственную природу и подчиняющееся особым закономерностям, далеко не всегда имеющим аналог в физическом мире. Отличается бессознательное и от процессов сферы сознания. Таким образом, предметом психологического исследования, с точки зрения психоаналитика, являются содержательные характеристики бессознательного психического. В противовес Джемсу, Фрейд считал, что сознание не столь значимо для душевной жизни человека. Лишь «Я» относится к сфере сознания, связывает внутренний душевный мир человека и внешнюю реальность.

Психоаналитическое направление в большей степени повлияло на педагогику воспитания (в узком смысле этого слова), чем на разработку вопросов дидактики (теории обучения). Самые большие заимствования характерны для идей Альфреда Адлера. Его разработки, касающиеся творческой энергии личности, возможности компенсации неполноценности (особенно органической), формирования способности к сотрудничеству и др. активно используются учителями при формировании личности ребенка. Он считал, что самое важное для индивидуума — это развитие у него чувства включенности в некое более крупное социальное целое в качестве неотъемлемой части. Человеку предоставлен большой выбор различных вариантов жизни. Главная движущая сила личности — стремление к совершенству или к превосходству. Это утверждение перекликается с положениями одного из самых молодых направлений психологии — гуманистическим.

5) Гуманистическое направление психологии. А. Маслоу о современном понимании образования

В течение многих лет в психологии доминировали две большие школы. Первая школа — это школа психоаналитиков с их акцентом на инстинктивном, иррациональном в людях, влияющем на суть бессознательного; вторая — бихевиористов, которые рассматривали людей как механические существа, контролируемые воздействиями окружающей среды.
К середине двадцатого столетия, появляется третья школа. Она предлагает свой взгляд на человеческое существо как на свободное и полностью индивидуальное, с потенциалом для роста и самоактуализации. Это направление получило название гуманистического. Два лидера представляют гуманистический подход — это Карл Роджерс (1902–1987) и Абрахам Маслоу (1908–1970).

Его основными принципами являются:

  • психология могла бы заниматься субъективным, осознаваемым опытом индивида; это часто обозначается как феноменологическая точка зрения;
  • придается особое значение уникальности каждого человеческого существа и свободе людей в выборе их собственной судьбы;
  • человечество рассматривается как стремящееся к достижению своего потенциала — достижению максимального личностного роста без индивидуальных ограничений: гуманистический взгляд оптимистичен;
  • наибольшая значимость психологии могла бы заключаться в помощи людям максимально раскрыть их потенциал психологического роста;
  • использование научных методов не соответствует изучению человеческих существ.

II. Тенденции развития основных направлений современной психологии. Неофрейдизм.

В начале XX в. технический прогресс актуализировал проблему психологических основ эффективной производственной деятельности, торговли, рекламного дела — менеджмента и маркетинга, как потом стала называться вся сфера производства и обмена.

Еще в 80-х гг. XIX в. американский инженер Ф. У. Тейлор (1856–1915) разработал систему мер рационализации труда. Все рациональные приемы организации труда Тейлор обосновал своими эмпирическими психологическими представлениями. Это резко повысило престиж психологических знаний в среде организаторов производства, вызвало интерес общества к проблеме нервно-психического потенциала работников в различных сферах производства. Делаются попытки определить оптимальную продолжительность и структуру рабочего времени, исследуется проблема утомляемости, разрабатываются методы анализа профессий (профессиограммы) и профессиональной пригодности.

В 30-60-х гг. XX в. в зарубежной психологии интенсивно разрабатываются различные направления психоанализа. Одно из этих направлений возглавил Карл Густав Юнг (1875–1961) — швейцарский психиатр и психолог, основатель аналитической психологии. Юнг выступил против постулата Фрейда об определяющей роли сексуальных влечений в психической регуляции жизнедеятельности индивида. Он разработал учение о двух видах бессознательного — личном и коллективном бессознательном. Личное бессознательное (вытесненные побуждения, забытые, травмировавшие впечатления) формируется в жизни индивида. Коллективное бессознательное — сверхличное бессознательное, древнейшая (архаичная) психика, сформированная в процессе исторического развития человечества. Форма проявления коллективного бессознательного — инстинкты и архетипы — различные верования, мифы, предрассудки, архетипические образы и символы.

Основанием для введения понятия «архетипы» послужила психиатрическая практика Юнга. Он обнаружил некоторое общее содержание в фантазиях больных и одинаковую последовательность в их чередовании. Психическое развитие индивида Юнг рассматривает как процесс, детерминируемый изнутри и направленный на раскрытие того, что изначально заложено в бессознательной сфере индивида.

К. Г. Юнг выступил с концепцией глубинной психологии: «Безмерно древнее психическое начало образует основу нашего разума точно так же, как строение нашего тела восходит к общей анатомической структуре млекопитающих. Юнг выделил два типа личности — экстравертированный и интровертиррванный (от лат. extra- вне и intro — внутрь).

Другим направлением классического психоанализа стало учение Альфреда Адлера (1870–1937) — австрийского психолога, создателя индивидуальной психологии: концепции внутреннего единства психической организации личности, обусловленного ее стремлением к успеху, самореализации, социальной идентификации. Осознавая свои дефекты, личность стремится, по Адлеру, возместить их, прибегая к гиперкомпенсации. Все это и образует «психические комплексы» индивида, сферу его подсознания, стиль жизнедеятельности.
Развивающийся у личности «комплекс неполноценности» (термин введен Адлером) может быть причиной невроза. Адлер, в отличие от Фрейда, связал подсознание не с сексуальными, а с социальными факторами. Патологию личности Адлер объяснял ее неспособностью к социальной кооперации.

Фрейдовский психоанализ и его варианты, предложенные Карлом Юнгом и Альфредом Адлером породили много критических замечаний и множество попыток его уточнения. Всю совокупность течений, выросших на основе психоанализа, принято обозначать как неофрейдизм, под которым понимается обширное направление в зарубежной психологии, возникшее в 30-х гг., на базе идей 3.Фрейда и представлявшее собой социально ориентированную форму психоанализа. Главными представителями неофрейдизма являются К.Хорни, Э.Фромм, Г. Салливан.

Карен Хорни (1885–1952) выступила скорее не с созданием собственной теории, альтернативной фрейдовской, а с дальнейшим развитием его идей. Она не соглашалась с представлением Фрейда о зависимости личности человека от неизменных биологических факторов и об исключительной роли сексуальных влечений в формировании его поведения. Она отвергала и вывод Фрейда о неизменности и тотальной биосексуальной обусловленности мотивов поведения человека. По ее мнению, человек не только может меняться, но и реально меняется в процессе своей жизни. Если Фрейд постулировал зависть девочек к мальчикам как главный мотив поступков и деятельности женщин, то Хорни выдвинула противоположное утверждение, что мальчики завидуют девочкам и все поведение мужчин определяется их собственным чувством неполноценности по отношению к женщинам, что и приводит к стремлению мужчин принизить женщин, добиться над ними господства. Однако, несмотря на это, кардинального пересмотра понятий бессознательного, комплексов и т. д. К. Хорни не проводила. Центральное место в системе своих взглядов она отводила понятию базальной тревожности, источником которой являются недостаток родительского внимания и ласки в детстве и возникающее у ребенка чувство одиночества и беззащитности в потенциально враждебном ему мире. Все, что может нарушить систему взаимоотношений родителя и ребенка, приводит в конечном итоге к формированию этой основной, базальной тревоги. По сути, Хорни выступила с социологизированным вариантом фрейдизма, в котором поставила проблему социальной (в терминологии Хорни — культурной) обусловленности формирования характера человека и неврозов. В отличие от инстинктов как фактора мотивации поведения (о чем говорил Фрейд), Хорни в число доминирующих факторов относит потребность в безопасности и освобождении от страха.

Под влиянием опыта врачебной работы (Хорни занималась врачебной практикой в психоаналитических клиниках Берлина) и вследствие общения с Эрихом Фроммом, она пришла к выводу о значимой роли культурных факторов в возникновении неврозов. Таким образом, источником невроза является сформированная у ребенка базовая тревожность. Эти представления особенно подтвердились после ее переезда в 1932 г. в США. Она писала, что «…отношения между людьми и неврозы в этой стране во многом отличаются от тех, которые я наблюдала в европейских странах и объяснить это можно только…» различием в цивилизации. Свои взгляды К. Хорни изложила в книге «Невротическая личность нашего времени». Главным утверждением в ней было то, «что неврозы вызываются нарушениями человеческих взаимоотношений» (Хорни К., 1995. С. 10). В этой же книге содержится и критика ряда положений учения Фрейда как недостаточно отражающих значение культурных факторов, что не только приводит к неверным обобщениям, но и мешает пониманию реальных сил, определяющих наши взгляды и действия (Хорни К., 1993. С. 3). Эта критика получила развитие и в других работах Хорни и касалась основных аспектов фрейдовской теории: пансексуализма, Эдипова комплекса, инстинкта смерти, структурного деления психики на Оно, Сверх-Я и Я, предопределяющей роли детства и его инфантильно-сексуальных фаз, сексуальной этиологии неврозов и др. Тем не менее, Хорни не отказывается полностью от наследия Фрейда. Она очень высоко оценивает творчество ученого и высказанные им идеи. Однако свою задачу она видит не в строгой приверженности всем теоретическим интерпретациям Фрейда — это была бы опасность стагнации — но «…в построении нового на заложенных им основах… именно таким путем мы можем помочь реализации тех возможностей, которые психоанализ имеет для будущего — как в качестве теории, так и в качестве терапии». Хорни заменяет преимущественно биологизаторскую ориентацию Фрейда на эволюционно-социологический подход. Она обратила внимание на некоторые типичные для современного общества аспекты, как, например, соревнование в смысле соперничества, конкуренцию, которые являются не только движущей силой экономики, но пронизывают также личную жизнь человека. Все человеческие отношения в семье, между родными, в школе, в обществе, в любви имеют характер соперничества. Постоянная необходимость сравнения себя с другими, притязания и — реальные возможности своего неуспеха и успеха других, вызывают тяжелые переживания — страх перед возможной неудачей, чувство неполноценности, зависти и постоянной тревожности. Тревожность является источником притязаний и желания любви и привязанности со стороны других. Она порождается обстоятельствами жизни индивида и уходит своими корнями в детство. Отсутствие теплоты и безопасности в детстве порождает усиленную потребность в успокаивающей привязанности, за которой стоит потребность в безопасности. По ее мнению, человеком движут бессознательные побуждения, главным образом врожденные, биологически обусловленные, отчасти же приобретенные: стремление к безопасности и к удовлетворению. Принимая фрейдовский принцип, согласно которому поведение индивида определяется бессознательными мотивами, и предполагая, что эти бессознательные побуждения носят аффективный, или эмоциональный, характер, Хорни тем самым сохраняет всю суть психоанализа. Эти два вида бессознательных стремлений несовместимы друг с другом. Конфликт между ними приводит к необходимости подавления одного из них. Хорни отвергает Сверх-Я как подавляющую силу, сам конфликт вызывает подавление одного из несовместимых стремлений. Подавление, по Хорни, это выталкивание из сознания импульса или аффекта. После подавления мы субъективно убеждены, что у нас его нет. Подавленный импульс встречает сопротивление сознания. Возникают защитные механизмы Я, которые служат окольными путями проникновения в сознание подавленных импульсов, потребностей, чувств, но в сильно замаскированном виде. Эти защитные механизмы формируются с детства и становятся той бессознательной основой, на которой строятся представления человека о самом себе. Сохраняя основные особенности психоанализа, Хорни подчеркивает роль культуры, противоречий, вызываемых ею: с одной стороны, культура стимулирует наши потребности, а с другой — налагает большие ограничения (экономические, юридические, этические), которые подавляют эти же потребности, следовательно, усиливает бессознательный внутриличностный конфликт. Основными элементами этой драмы у Хорни, как и у Фрейда, служат противоположные бессознательные побуждения, основанные на несовместимых стремлениях, причем конфликты разрешаются в результате подавления с помощью защитных механизмов Я. Сумма таких решений, их источник и развитие в течение жизни индивида определяют его характер и делают личность нормальной или невротической. Примерный механизм поведения человека, по Хорни, выглядит следующим образом. При возникновении базальной тревожности ребенок вырабатывает соответствующие тактики поведения, позволяющие ему справиться с растущим чувством беспомощности и беззащитности. При фиксации этих тактик в личности ребенка формируются невротические потребности.

  • Объединение этих невротических потребностей приводит к формированию определенного типа личности:
    •  услужливая личность — тот, кто испытывает потребность быть рядом с другими людьми, тянется к людям, в ком сильна потребность в одобрении и любви со стороны доминантного партнера;
    •  отрешенная личность — тот, кто испытывает потребность в одиночестве, бежит от людей, в ком сильна потребность к независимости и совершенству, кто ведет замкнутый образ жизни;
    •  агрессивная личность — тот, кто нуждается в противодействии людей, кто тянется к власти, престижу, кто нуждается в восхищении, успехе и подчинении других людей.

Тяга к другим людям предполагает признание собственной беспомощности и попытку завоевать одобрение со стороны окружающих. Это единственный способ, каким человек подобного типа может почувствовать себя в безопасности. Бегство от людей предполагает замкнутость, тягу к независимости и самостоятельности. Потребность испытывать противодействие со стороны других людей предполагает враждебность, бунтарский дух и агрессию. Когда одна из указанных стратегий оказывается фиксированной в личности человека, изменить ее практически невозможно — она захватывает личность в целом: взаимоотношения с другими людьми, самооценку, отношение к жизни и т. д. Реформированное учение Хорни, как признает она сама, остается психоанализом. «…Если считать, что суть психоанализа заключена в определенных базисных подходах к осмыслению роли бессознательных процессов и тех путей, которые они находят для своего выражения, и в форме терапевтического лечения, которое приводит эти процессы к осознанию, тогда то, что я здесь представляю, является психоанализом».

Еще один представитель неофрейдизма — Гарри Салливан (1892–1949) — психиатр-практик, преподаватель и редактор журнала «Психиатрия», автор концепции межличностной психиатрии. Эта концепция — другая форма социализированного психоанализа (Флоренская Т.А., 1974). Ее основу составляет тезис о роли межличностных отношений в формировании личности и процесса ее развития. При этом задача воспитания сводится к социальной адаптации человека. Стремясь к объективному, по типу точных наук, описанию психических фактов, Салливан разработал специальную терминологию. Личность определяется как «относительно устойчивая модель повторяющихся межличностных ситуаций, характеризующих человеческую жизнь». Личность нельзя изолировать от интерперсональных отношений, человек всегда член «социального поля» и может быть понят только в этом контексте. Ребенок вступает в межличностные отношения уже с момента рождения под влиянием потребностей — органических, потребности в нежности, стремления освободиться от беспокойства, возникающего от недоброжелательного отношения. В ходе этих отношений складывается персонификация, т. е. образ человека (себя и других). Персонификации, сложившиеся в раннем детстве, в последующем определяют все отношения человека к другим людям. Источником активности, по Салливану, является энергия, свойственная организму изначально. Все психические процессы, все приобретенные привычки и формы поведения являются способами трансформации энергии и называются им «динамизмами». В сумме они составляют «Я-систему», которая образуется в раннем детстве. Социализации ребенка способствует овладение языком, с помощью которого происходит образование «синтаксического опыта». Таким образом, Салливан развивает важные идеи о значении и месте связей и отношений человека с другими людьми, оставаясь при этом в рамках психоаналитических учений о человеке. Он считал, что нарушения межличностных отношений лежат в основе душевных заболеваний. «Это утверждение относится и к психозу, и к неврозу, поскольку внутрипсихические конфликты изначально являются межличностными конфликтами, становящимися внутрипсихическими тогда, когда первоначальные противники — обычно родители — участвующие в этих конфликтах, интернализируются». Салливан имел огромный опыт применения динамических психотерапевтических методов к лечению шизофреников. Как пишут Ф. Александер и Ш. Селесник, «он обладал особым даром общения с этими отстраненными, отчужденными душевными страдальцами, и его психологические описания их поведения не имеют себе равных» (Александер Ф., Селесник Ш., 1995. С. 520)

Эрих Фромм (1900–1980) — самый видный представитель психологии неофрейдизма. Им разработана концепция «гуманистического психоанализа». Фромм был не только психоаналитиком: он объединил социологию с психоанализом в самостоятельную аналитическую социальную психологию. На протяжении всей жизни его восхищали тексты Ветхого и Нового Завета. Углубленное изучение религии иудаизма, немецких мистиков, классического буддизма способствовали формированию гуманистических представлений о человеке и путях его развития (см., напр., его работу «Иметь или быть?», 1976). Главное открытие Фромма связано с признанием социальной обусловленности теории и терапии психоанализа. «В противоположность точке зрения Фрейда анализ, предложенный в этой книге, основан на предположении, что ключевой проблемой психологии является особого рода связанность индивида с внешним миром, а не удовлетворение или фрустрация тех или иных человеческих инстинктивных потребностей. Более того, мы предполагаем, что связь между человеком и обществом не является статичной. …Общество осуществляет не только функцию подавления, хотя и эту тоже, но и функцию созидания личности. Человеческая натура — страсти человека и тревоги его — это продукт культуры; по сути дела сам человек — это самое важное достижение тех беспрерывных человеческих усилий, запись которых мы называем историей» (Фромм Э., 1990. С. 20–21). Как отмечает Фромм, характер человека имеет не только либидозную, но и социальную обусловленность. При этом главная роль принадлежит семье, но после окончания периода детства влияние семьи замещается общественным влиянием. В связи с пониманием решающей роли общества в формировании человека, Фромм обращается к различным концепциям общества, в том числе и к учению Маркса. Он раскрыл гуманистическую сущность учения Маркса и вместе с тем указал на его действительные ограничения. Таким образом, можно сказать, что Фромм предпринял попытку соединить неортодоксальный фрейдизм и марксовую теорию общества.

Так же, как Хорни и Салливан, с которыми ученый был дружен, Фромм отвергает биологизм Фрейда и пытается понять человека в зависимости от социальных условий его существования. Фромм анализирует все сферы общества — его экономическую, социальную и политическую структуру в связи с их влиянием на внутренние духовные изменения человека. Исходным при этом выступает тезис об особенностях человеческого существования, качественно отличного от существования животных. «Человеческое существование начинается тогда, когда достигает определенного предела развитие деятельности, не обусловленной врожденными механизмами; приспособление к природе утрачивает принудительный характер, и способы действий уже не определяются наследственностью, инстинктами. Иными словами, человеческое существование и свобода с самого начала неразделимы. Здесь имеется в виду не позитивная „свобода чего-то“, а негативная „свобода от чего-то“ — в данном случае свобода от инстинктивной предопределенности действий» (Фромм Э., 1990. С. 36–37). Это особенное существование человека заключает в себе так называемое экзистенциальное противоречие, проистекающее из того, что разрываются естественные — инстинктивные связи человека с природой, первичная гармония между человеком и природой разрушается и перед ним встает задача приспособления к природе. Вместо предопределенного инстинктивного действия «человек должен выбирать между различными действиями; он начинает думать. Его роль по отношению к природе меняется: вместо того, чтобы действовать на основе инстинктивной предопределенности, человеку приходится оценить в уме различные способы действия; от пассивного приспособления он переходит к активному, т. е. начинает трудиться. Он изобретает орудия труда и тем самым, овладевая природой, отделяется от нее все больше и больше. Он начинает смутно осознавать, что он — или, точнее, группа, к которой он принадлежит, — это не то же самое, что природа вокруг. В нем пробуждается сознание трагичности своей судьбы: быть частью природы, но не вписываться в нее. Он сознает, что, в конце концов, его ожидает смерть, хотя и пытается отрицать это в различных фантазиях» (Там же. С.39). Поскольку человек, свободный от первичных связей с природой, все же остается связанным с нею, «свобода от…» приводит к возрастанию чувства одиночества. Вместе с биологическим отделением и началом индивидуального существования человек чувствует одиночество, озабоченность, безнадежность, опасность, возрастающее чувство бессилия и ничтожности. Возникают импульсы-потребности, направленные на преодоление этих тяжелых переживаний. Для этого существует только один возможный продуктивный путь: добровольные связи с миром и природой, продуктивная деятельность человека, любовь к работе, которые снова соединят его с миром, но уже не первичными связями, а как свободного и независимого индивида. Человек может развиваться до «позитивной свободы», он может добровольно соединить себя с миром любовью и работой, истинным выражением своих эмоциональных, чувственных и интеллектуальных способностей; таким образом, он может стать единым с людьми, природой и самим собой, не уничтожая независимость и единство своего индивидуального «Я». Но социальные условия не предлагают возможности для развития человека в этом направлении. Для него остается только один способ победить одиночество — убежать в покорность, подчиниться или вступить в такие отношения с людьми и миром, которые обещают спасение от неопределенности. Так возникают непродуктивные способы удовлетворения человеческих потребностей. Их Фромм называет механизмами бегства (от невыносимой ситуации). Механизмы бегства — это такие пути решения индивидом проблем своего существования, которые выливаются в определенные тенденции поведения. Их три: авторитаризм, деструктивизм и конформизм. Они — иррациональны и бессознательны. Различные в своих проявлениях, они являются результатом одной базовой потребности — избежать собственной слабости и изолированности. Они не устраняют причин страдания и тревоги и не могут решить проблему человеческого существования, являясь лишь защитными механизмами, ибо за поступками и мыслями личности, например, деструктивного типа, скрываются другие действительные мотивы. Проникнуть за эти защитные механизмы и раскрыть подлинные эмоциональные и интеллектуальные потребности личности может только психоаналитик с помощью применения психоаналитической техники — свободных ассоциаций, толкования сновидений и т. п.

Признавая качественные различия общества на разных этапах истории, Фромм подчеркивает необходимость строгого научного анализа его социальной структуры и утверждает, что радикальным изменениям экономических, социальных, политических сторон жизни сопутствуют столь же радикальные изменения в структуре личности. Поэтому экзистенциальные противоречия, вытекающие из особенностей человеческого существования как свойственного человеческой ситуации вообще, дополняются историческими противоречиями, свойственными определенному обществу. Развиваемая Фроммом концепция человека капиталистического общества, когда не только труд, но и личность становится товаром, когда достигает предела отчуждение человека: он превращается в автомат, которым манипулируют, — обличает капитализм как социальную систему. Фромм показал, что экономическая система капиталистического общества потребовала от человека таких качеств, как эгоизм, себялюбие, алчность, которые являются продуктом этих социальных условий. Зависимость характера человека от его образа жизни Фромм выразил в понятии «социальный характер». «Взаимосвязь индивидуальной психической сферы и социоэкономической структуры я называю социальным характером».

Социальный характер меняется вместе с изменением общества и культуры. Фромм различал следующие его типы: накопительский, воспринимающий, рыночный, эксплуататорский, некрофилический. Все это разновидности непродуктивного характера. Только создание нового общества в будущем приведет к продуктивному характеру. Порожденный обществом, в котором господствует частная собственность, этот характер выражает такой способ существования человека, который Фромм назвал обладанием. Ориентация на обладание проявляется в собственнических чувствах и установках, которые пронизывают жизнь человека во всех ее проявлениях — в обучении, в формах отношений между людьми, в том числе родителей и детей, мужа и жены, пациента и врача и т. д. Характеристика Фроммом ориентации на собственность представляет собой острую критику современного капиталистического общества.
В русле психоаналитической концепции развивается и так называемая Эго-психология — направление, в центре которого находится исследование проблемы «Эго». Анна Фрейд (1895–1982), отталкиваясь от представлений З.Фрейда, развиваемых им в работах «По ту сторону принципа удовольствия», «Групповая психология и анализ человеческого Я», в которых 3. Фрейд указывал на собственные склонности и тенденции «Эго», выступила с собственной концепцией детского анализа как направления психоаналитической терапии. Она расширила роль «Эго» и показала его независимость от «Оно». Поэтому эта концепция получила название «психология Эго». Ее придерживался такой известный психолог, как Э. Эриксон (1902–1994). Это направление ставит задачу исследовать содержание и происхождение «Эго» как автономного, независимого от «Оно» образования, и его функции, главной из которых является адаптация к внешнему миру. Развивая психоанализ, Эрик Эриксон (1902–1994) разработал эпигенетическую теорию развития личности и эмоциональных кризисов у взрослых. Он описал восемь стадий психического развития Я, которые проходит человек от рождения до смерти, утверждая таким образом, что развитие личности не заканчивается в подростковом возрасте, но происходит на протяжении всего жизненного цикла. Переход на каждую следующую стадию вызывается новыми задачами, которые выдвигает общество, и сопровождается кризисами идентичности. В известных трудах — «Детство и общество» (1950), «Идентичность: юность и кризис» (1968), «Молодой Лютер» (1958) и др. Эриксон, отталкиваясь от теории и практики психоанализа, разрабатывал проблему отношения Эго к обществу, связав ее с новейшими данными антропологии и социологии. Во французской науке большое распространение получил структурный психоанализ Жака Лакана (1901–1981). Лакан соединяет психоанализ с лингвистикой. Сердцевину его структуралистского подхода выражают формулы «бессознательное — это язык», «бессознательное структурировано как язык». Лакан фиксирует внимание на роли лингвистических методов описания бессознательных проявлений личности. Тезис Декарта — «я мыслю, следовательно, существую», в основе которого лежит идея о полном совпадении субъекта мышления и субъекта существования, он преобразует в другой тезис — «я мыслю там, где я не существую», т. е. субъект не есть высказывание, потому что мотивировка речевого высказывания бессознательна. Бессознательное — это речь «Другого», выступающего в роли субъекта. Оно скрывается в межсубъектном языковом взаимодействии врача и пациента и раскрывается в ходе «речевой работы» в ситуации их диалога. В этой работе Лакан опирается на приемы исследования, разработанные Ф. Соссюром, Р. Якобсоном и др. Опора на строгие научные приемы преследует не только чисто практические терапевтические цели, но, прежде всего, отражает стремление к подлинной объективности и научности психоанализа, в отличие от свободных интерпретаций в духе интуиции, понимания и т. п., придающих психоанализу характер трудно проверяемых построений.

Таким образом, сегодня неофрейдизм представляет множество различных концепций и подходов, очень отдаленно связанных между собой. Как отмечают Д. Шульц и С. Шульц, «некоторые современные варианты психоанализа уже настолько далеко ушли от его изначального, фрейдовского варианта, что сохраняют свое название лишь для того, чтобы отличить себя от бихевиористской и экспериментальной линии в психологии» (Шульц Д.П., Шульц С.Э., 1998. С. 466–467).

Необихевиоризм. Еще в 1913 г. У. Хантер в экспериментах с отсроченными реакциями показал, что животное реагирует не только непосредственно на стимул: поведение предполагает переработку стимула в организме. Этим была поставлена новая проблема для бихевиористов. Попытка преодолеть упрощенную трактовку поведения по схеме «стимул — реакция» за счет введения внутренних процессов, развертывающихся в организме под влиянием стимула и влияющих на реакцию, составили различные варианты необихевиоризма. В нем разрабатываются также новые модели обусловливания, а результаты исследований получают широкое распространение в различных областях социальной практики.

Основы необихевиоризма заложил Эдвард Чейз Толмен (1886–1959). В книге «Целевое поведение животных и человека» (1932) он показал, что экспериментальные наблюдения над поведением животных не соответствуют уотсоновскому молекулярному пониманию поведения по схеме «стимул — реакция» и предложил вариант бихевиоризма, получивший название целевого бихевиоризма. По Толмену, любое поведение направлено на достижение некоторой цели. И несмотря на то, что приписывание целесообразности поведения предполагает обращение к сознанию, Толмен считал, что можно обойтись и в данном случае без ссылок на интроспекцию и сознание, оставаясь в рамках объективного бихевиоризма. Поведение, по Толмену, это молярный феномен, т. е. целостный акт, который характеризуется собственными свойствами: направленностью на цель, понятливостью, пластичностью, селективностью, выражающейся в готовности выбирать средства, ведущие к цели более короткими путями.

Введение в характеристику поведения понятий цели (намерения), поля отражает позицию Толмена по отношению к другим направлениям в психологии: он признавал совместимость бихевиоризма с гештальтпсихологией и глубинной психологией. Убежденный в сложности детерминации поведения, Толмен различал пять основных независимых причин поведения: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение, возраст. Поведение — это функция этих переменных. Вместе с тем, между этими независимыми переменными и результирующим ответным поведением — зависимой наблюдаемой переменной — Толмен ввел набор ненаблюдаемых факторов, обозначенных им как промежуточные переменные. Именно они связывают между собой стимулирующую ситуацию и наблюдаемую реакцию. Тем самым формула классического бихевиоризма должна была быть преобразована из S — R (стимул — реакция), в формулу S — O — R, где «О» включает в себя все, что связано с организмом. Определяя независимые и зависимые переменные, Толмен получил возможность дать операционализированные описания ненаблюдаемых, внутренних состояний. Свое учение он назвал оперантный бихевиоризм. И еще одно важное понятие ввел Толмен — латентное научение, т. е. такое научение, которое не поддается наблюдению в то время, когда оно происходит. Поскольку промежуточные переменные являются способом операционного описания ненаблюдаемых внутренних состояний (например, голода), то эти состояния можно было уже изучать с научных позиций.

По-новому были оценены Толменом два главных закона бихевиоризма, сформулированные Торндайком: закон упражнения и закон эффекта. Закон упражнения, если его трактовать как закрепление реакции в силу ее более частого повторения, по сравнению с другими не имеет, с точки зрения Толмена, большой объяснительной ценности. Истинный смысл упражнения состоит не в упрочении связей между раздражителем и двигательным ответом, а в образовании определенных познавательных структур. Крыса научается, например, находить в лабиринте путь к пище благодаря тому, что у нее складывается «познавательная карта» этого пути, а не простая сумма двигательных навыков. Устремленное к цели животное различает сигналы среды, связывая с ними свои ожидания. В случае если ожидание не подтвердится, поведение изменяется. Усвоенная животным «познавательная карта», следовательно, подкрепляется ожиданием и его подтверждением, а не самим по себе удовлетворением органической потребности.

В экспериментах на латентное научение было сформулировано понятие «когнитивной карты». Когнитивная карта — это структура, которая складывается в мозгу животного в результате переработки поступающих извне воздействий. Она включает сложную сигнификативную структуру соотношения между стимулами и целями и определяет поведение животного в ситуации актуальной задачи. Совокупность таких карт позволяет адекватно ориентироваться в ситуации жизненных задач в целом, в том числе и для человека. Несмотря на оговорки, связанные с попытками избежать ментализма, фактически в результате введения промежуточных переменных поведение реально получает свою психологическую характеристику. Выводы, полученные из наблюдений над животными, Толмен распространял на человека, разделяя тем самым биологизаторские позиции Уотсона.

Крупный вклад в развитие необихевиоризма внес Кларк Халл (1884–1952). Его гипотетико-дедуктивная теория поведения складывалась под влиянием идей Павлова, Торндайка, Уотсона. По мнению Халла, мотивами поведения выступают потребности организма, возникающие в результате отклонения от оптимальных биологических условий. При этом Халл вводит такую переменную, как побуждение, подавление или удовлетворение которой выступает единственной основой для подкрепления. Другими словами, побуждение не определяет поведение, а только придает ему энергию. Им были выделены два вида побуждения — первичные и вторичные. Первичные побуждения связаны с биологическими потребностями организма и относятся к его выживанию (потребности в еде, воде, воздухе, мочеиспускании, термической регуляции, половых сношениях и др.), а вторичные — связаны с процессом научения и соотносятся с окружающей средой. Устраняя первичные побуждения, они могут сами выступить насущными потребностями.

Предложенная Халлом теория научения как раз и опирается на закон первичного подкрепления, в соответствии с которым если связь между стимулом и реакцией сопровождается снижением потребности, то возрастает вероятность, что при последующем возникновении такого же стимула опять будет возникать такая же реакция. Применяя логический и математический анализ, Халл старался выявить связь между побуждением, стимулами и поведением. Им были сформулированы законы поведения — теоретические постулаты, устанавливающие связи между основными переменными, определяющими поведение. Основной детерминантой поведения Халл считал потребность. Потребность вызывает активность организма, определяет его поведение. От силы потребности зависит сила реакции (потенциал реакции). Потребность обуславливает характер поведения, различного в ответ на разные потребности. Важнейшим условием образования новой связи, по Халлу, является смежность стимула, реакций и подкрепления, которое снижает потребность. Сила связи (потенциал реакции) зависит от количества подкреплений.

Халл подчеркивает решающую роль подкрепления в образовании новых связей. Им сделана тщательная теоретическая и экспериментальная разработка и проведен математический расчет зависимости реакции от характера подкрепления (частичное, прерывистое, постоянное), от времени его предъявления. Эти факторы научения были дополнены общими принципами — постулатами, на основании которых делаются выводы, подлежащие экспериментальной проверке. Опыт математического подхода к описанию поведения в системе Халла повлиял на последующую разработку математических теорий научения. Под непосредственным влиянием Халла вопросами научения начали заниматься Н. Е. Миллер, Дж. Доллард, О. Х. Маурер. Они создали собственные концепции, оставаясь в рамках традиционной теории подкрепления, но использовали формальный подход Халла.

Вариант оперантного бихевиоризма был разработан Б. Ф. Скиннером. Подобно большинству бихевиористов, Скиннер полагал, что обращение к физиологии бесполезно для изучения механизмов поведения. Между тем его собственная концепция «оперантного обусловливания» сложилась под влиянием учения И. П. Павлова. Признавая это, Скиннер разграничил два типа условных рефлексов. Он предложил отнести условные рефлексы, изучавшиеся павловской школой, к типу S. Это обозначение указывало на то, что в классической павловской схеме реакция возникает только в ответ на воздействие какого-либо стимула (S), т. е. безусловного или условного раздражителя. Поведение же в «скиннеровском ящике» было отнесено к типу R и названо оперантным. Здесь животное сначала производит реакцию ®, скажем, крыса нажимает на рычаг, а затем реакция подкрепляется. В ходе экспериментов были установлены существенные различия между динамикой реакции типа К и выработкой слюноотделительного рефлекса по павловской методике. Таким образом, Скиннер предпринял попытку учесть (с бихевиористских позиций) активность (произвольность) приспособительных реакций.

Оценивая необихевиоризм в целом, следует признать, что он продолжает занимать значительное место в психологии. Была создана наука о поведении, исследования которого способствовали утверждению объективного подхода в психологии, обогатили ее новыми экспериментальными методами исследования и фактами и в целом изменили психологическое мышление.

Необихевиоризм широко используется в различных областях социальной практики, в первую очередь при планировании и проведении профилактических программ, направленных на изменение людей и формирование поведения, связанного со здоровьем, распространение здорового образа жизни, а также при лечении некоторых заболеваний: мигрени, мышечного напряжения и др.

Широкую популярность получила социально-когнитивная теория научения (и личности) Альберта Бандуры. Его исследования показали, что подкрепление не является необходимым условием приобретения новых форм поведения. Часто научение происходит посредством наблюдения и примера. Так, на формирование агрессивного поведения влияют телевизионные передачи, которые содержат сцены насилия и жестокости. Важно учитывать, что негативные последствия могут проявиться не сразу, т. к. воспринятые модели поведения сохраняются в опыте личности и проявляются в отдаленном будущем. Прикладной бихевиоральный анализ используется в бихевиоральной терапии фобий (боязнь змей, пауков и т. п.), в области решения задач по освобождению от нежелательных форм поведения (курение, застенчивость) и выработке желаемых моделей поведения путем овладения приемами поведенческого самоконтроля.

Другим вариантом социально-когнитивного направления является теория социального научения Джулиана Роттера. Центральным в теории Роттера понятием «локус контроля» обозначаются две ориентации в понимании причин человеческого поведения: в зависимости от собственных сил или от внешнего окружения — соответственно интервальный или экстернальный локус контроля.

Гештальтпсихология. В 1912 г. во Франкфурте-на-Майне под руководством М. Вертгеймера (1880–1943) возникла новая психологическая школа — гештальтпсихология (от нем. «gestalt» — форма, структура). В нее входили известные психологи В. Келер (1887–1967) и К. Коффка (1886–1941). В экспериментах М. Вертгеймера по восприятию было установлено, что в составе сознания существуют целостные образования (гештальты), не разлагаемые на сенсорные первоэлементы, т. е. психические образы, которые не являются комплексами ощущений. Прогрессивное значение гештальтпсихологии состояло в преодолении ею «атомизма» в психологии — представления о том, что образы сознания строятся из кирпичиков ощущений. Существует некая изначальная упорядоченность сенсорно-интеллектуальных структур. М. Вертгеймер стал приверженцем деятельной сущности сознания: сознание активно, посредством определённых действий оно строит свои образы внешнего мира, опираясь на изначально имеющиеся структуры — гештальты.

В исследованиях гештальтпсихологов было открыто более ста закономерностей зрительного восприятия: апперцепция (зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека), взаимодействие фигуры и фона, целостность и структурность восприятия, прегнантность (стремление к простоте и упорядоченности восприятия), константность восприятия (постоянство образа предмета несмотря на изменение условий его восприятия), феномен «близости» (тенденция к объединению элементов, смежных во времени и пространстве), феномен «замыкания» (тенденции к заполнению пробелов между элементами воспринимаемой фигуры).

Адаптивные формы поведения объяснялись универсальным понятием «инсайта» (от англ. «insight» — озарение) — внезапным схватыванием отношений при решении проблемных задач. Но, к сожалению, гештальтисты пытались объяснить сознание, исходя из него самого.

Гуманистическая психология, берущая свое начало в 1950-х гг., официально заявила о себе в 1960-х, выступив одновременно против бихевиористской предпосылки, согласно которой человеческое поведение определяется внешними силами, и психоаналитической предпосылки, согласно которой человеческое поведение определяется силами бессознательного. Соответственно данное направление назвало себя «Третьей силой». Его сторонники хотели уйти как от механистического обусловливания бихевиоризма (в котором, по их мнению, человек предстает в качестве пассивного автомата, находящегося во власти внешних сил), так и от детерминистских инстинктов психоанализа (в котором темные силы Оно, связанные с убийством, инцестом и разрушением, вступают в схватку с Сверх-Я). Они также хотели отойти от методологии исследований и статистических процедур, которые психология заимствовала у физических наук, считая, что при строгом контроле условий экспериментов и представлении их результатов в числовой форме упускается из виду наиболее важное из того, что касается человеческой деятельности.

Согласно утверждениям гуманистических психологов, опыт и смысл, а не поведение должны считаться первичными данными психологии. Внешнее наблюдение, при котором игнорируются мышление и чувства, является неадекватным методом познания. Источниками данных о внутреннем мире могут послужить произведения искусства, литературное творчество, биографии и интервью. Каждый человек уникален. Изучение крыс, голубей и других «низших» животных не может привести к пониманию людей, как не может сделать этого и изучение условных реакций (рефлексов), статистических данных или личностных черт. Люди, утверждают они, совершают акты свободного выбора, а не направляются подкреплениями и бессознательными силами. Каждый совершающий выбор индивидуум наделен ответственностью за развитие системы ценностей, которая будет служить для него направляющей силой в достижении осмысленной и полноценной жизни. Это достижение они назвали самореализацией, или самоактуализацией. Если традиционная психология озабочена методической строгостью планирования экспериментов, а не проблемами, стоящими перед людьми, то гуманистическая психология является проблемно-центрированной. Она упрекает традиционную психологию в том, что та теряет конкретного человека в массе статистических данных. Основной акцент должен быть перенесен на уникальность индивидуума, обладающего потенциалом познания самого себя и тем самым — познания других. Благодаря искусству и гуманитарным наукам мы можем расширить эту сферу знания и разделить его с другими на благо взаимного самоосуществления.

Гордон Олпорт, занимавшийся психологией личности, начал сомневаться в приемлемости использования методов естественных наук в психологии, несмотря на то, что он сформулировал концепцию черт личности и разработал тесты для их объективного измерения. В середине 1940-х гг. его деятельность привела к отделению представителей клинической и социальной психологии, культурной антропологии и социологии, работающих в Гарвардском университете, и образованию нового факультета социальных отношений. Олпорт подчеркивал значение роста, или становления, как направленного на достижение целей, — такой предмет, как цели, в значительной степени игнорировался традиционной психологией. Олпорт утверждал, что психология придает основное значение групповым нормам и другим статистическим показателям («номотетическому») и в значительной степени упускает из вида индивидуальный опыт («идиографическое»).

Согласно Роджерсу — еще одному представителю гуманистической психологии, достижение аутентичности должно являться целью каждого индивидуума, что означает следовать своему собственному пути, а не чужим указаниям. У каждого человека есть свое «истинное я» или его «внутренняя сущность» — это и есть аутентичность; она является уже полностью развитой и доступной ему. Потребность в саморазвитии при этом отпадает. Чтобы достичь самоактуализации, человек должен актуализировать свою личность, живя в согласии со своей внутренней сущностью. Это скорее вопрос раскрытия своего истинного «Я», чем его создания. Если бихевиористы традиционно заявляли, что «вы можете стать кем захотите, и мы покажем вам, как это сделать», то Маслоу и другие теоретики-нативисты утверждают: «вы можете стать лишь тем, чем ваш природный потенциал позволяет вам стать, и ничем иным».

Роджерс считал, что гуманистическая психология оказала значительное влияние на американскую культуру, но лишь незначительное влияние — на научную психологию. Он обнаружил, что во всей Америке нет ни одной докторской программы или интернатуры по данному направлению, одобренной Американской психологической ассоциацией. Методы исследования гуманистической психологии также оказали незначительное влияние, поскольку психологи, прошедшие подготовку в области гуманистической психологии, как правило, становятся практикующими психологами, а не выбирают академическую карьеру в крупнейших университетах.

Актуализирующая тенденция, самоактуализация и тенденция роста представляют собой биологические аналогии, базирующиеся на аргументации Курта Гольдштейна, указывающего на то, что организм реорганизуется и самоактуализируется после повреждения. Гештальтпсихологи снабдили нас концепцией целостности индивидуального опыта и его роли в определении поведения. Экзистенциальная психология также оказала значительное влияние на гуманистическую психологию, в особенности на Маслоу и Ролло Мэя. Оба они подчеркивали центральную роль непосредственного опыта в понимании того, что значит быть человеком, как это делают сторонники экзистенциализма. Однако они не разделяли свойственного экзистенциалистам пессимизма — положения о том, что страх сопровождает осознание своей свободы брать ответственность за себя во вселенной — вселенной, лишенной смысла.

Хотя представители гуманистической психологии достаточно конкретно указывали на то, против чего они выступали, они были значительно менее конкретны в отношении провозглашаемых ими взглядов.

  • Ниже перечислены некоторые из таких положений, сформулированных Генри Мюрреем в его основном докладе на конференции в Сэйбруке в 1964 г. Предметом изучения должны стать:
    •  люди, а не животные;
    •  весь человек, рассматриваемый во всех его аспектах и как целостность;
    •  человек в контексте всей его жизни;
    •  внутренний, сокровенный человек как дополняющий внешнего человека до целостности;
    •  человек в естественном окружении, а не в лабораторных условиях;
    •  положительные характеристики, составляющие для человека счастье и радость жизни;
    •  волевая активность;
    •  философия жизни, включая систему ценностей, рассматриваемую во времени.

Данное перечисление не отличается четкой последовательностью и не содержит общей структуры. Список, приводимый Симпсоном, включает «использование энергетических потоков и естественную способность организма поддерживать собственное равновесие», а также заимствованное у трансперсонализма «духовное измерение». Шарлотта Бюлер, психиатр и бывший президент Ассоциации гуманистической психологии, заявляет в качестве принципиальных интересов данной системы, а) конкретного человека во всей его полноте; б) стержень всей его жизни (возможно, неосознаваемый, но, как правило, «прослеживаемый»); в) интенциональность (осознанную и неосознанную «ориентацию»).

Недирективная, или клиент-центрированная, терапия, разработанная Карлом Роджерсом, оказала значительное влияние на психотерапию благодаря тому, что представляла собой радикальный отход от теории и практики психоанализа, позволяя индивидууму самому определять путь к своему выздоровлению и наиболее полному выражению себя. При таком подходе психотерапевт принимает на себя роль консультанта, а не руководящей инстанции, и предлагает клиенту в процессе его принятия как личности, честность (открытость) и понимание, что позволяет последнему устранить социальные преграды на пути собственного роста. Именно клиент, а не терапевт наделен интуицией, касающейся его собственного роста. Теория личности Роджерса предполагает наличие «феноменального поля», составляющего опыт всей жизни индивида. Одной из областей этого поля является «Я», включающее отношение к себе и другим людям и сформированные на основе этого отношения ценности. «Я» постоянно оценивает различные области феноменального поля и является наиболее здоровым тогда, когда находится в соответствии с «идеальным Я», то есть когда «Я», каким оно хотело бы быть, максимально совпадает с тем, каково оно есть.

Теории личности Генри Мюррея, Гарднера Мёрфи, Джорджа Келли и Абрахама Маслоу также оказали важное влияние на развитие гуманистической психологии. Например, Маслоу не выступал против психоаналитической теории личности столь же резко, как Роджерс, однако он хотел добавить к ней более светлую и здоровую струю. Он предложил теорию мотивации, получившую всеобщую известность и излагаемую во всех вводных курсах психологии, а также в литературе, посвященной темам мотивации и личности. В ней предлагалась иерархия врожденных человеческих потребностей: физиологические потребности, такие как голод, жажда и секс, нуждаются в удовлетворении в первую очередь. Затем следуют потребности в безопасности и защищенности; вслед за ними потребность в любви и чувстве принадлежности; и, наконец, самоуважение — принятие и уважение своего «я». Лишь после того как эти «потребности в восполнении дефицита» удовлетворены, высший потенциал человека может быть реализован. Это и есть самоактуализация. Для одного индивидуума она может выражаться в области искусства, для другого в науке, а для третьего — в покорении горных вершин. Маслоу считал, что самоактуализированные люди являются наиболее здоровыми и что изучение ценностей этих людей может привести к формированию научно обоснованной универсальной этической системы. Она включала бы такие ценности, как истина, добро, красота, веселье, справедливость и радость. Те, кого можно назвать самоактуализированными, достигают «вершинных», или «пиковых», переживаний по отношению к миру.

  • В целом можно сказать, что основными положениями гуманистической психологии, характеризующими ее «центральное ядро», являются:
    •  свобода выбора, противопоставляемая детерминизму причинно-следственных связей;
    •  уникальность каждого отдельного человека;
    •  личная сфера, субъективность, или внутренняя реальность;
    •  и самопрозрачность, «глубинный источник свободы и локус уникальности и интимности», а также «источник уверенности и ясности в отношении человеческого существования».

В соответствии с представлениями гуманистической психологии, все люди находятся в процессе непрерывного становления, реализуя в той или иной степени возможность стать такими, какими им позволяют стать их способности. Они избирают свой жизненный путь и принимают на себя ответственность за свою самость и свои достижения в жизни. Для того чтобы достичь всего, на что они способны, люди должны быть функционально автономными (по Олпорту), или самоосознающими и центрированными. Согласно Маслоу, «я» должно достичь спонтанной интеграции и затем заняться актуализированием собственного потенциала через посредство своего «инстинктоида», подталкивающего его вперед. Инстинктоид — это биологический потенциал, который индивид открывает в себе и доводит до актуализации посредством творческого процесса. В отличие от такой биологической характеристики актуализации, Мэй утверждает, что процесс становления осуществляется не через биологические механизмы, а через противостояние тревогам, возникающим в условиях нашего существования, и самоосознавание, вызываемое этим процессом.

Роджерс полагал, что в основе человеческой природы лежит добро и при наличии соответствующих возможностей эта природа способна реализовать свой внутренний потенциал роста. Маслоу также верил в доброкачественность человеческой природы и в то, что при благоприятных обстоятельствах самоактуализация должна произойти. В отличие от них, Мэй, чьи взгляды уходят своими корнями в экзистенциализм, считал зло и тревогу, наряду с добром, определяющими факторами бытия, аутентичности, выбора и смысла. Дэвидсон отмечает наличие двух подходов к тому, как данная система выделяет человека из ряда других существ. Один из них берет свое начало в светском гуманизме, который использует идею эволюционного развития, чтобы возвести человека на ступень, качественно отличную от положения других животных.

Светский гуманизм тесно связан с философией науки и другими нерелигиозными источниками. Согласно этому подходу, люди создают Бога по своему образу и подобию, а не наоборот, и любые улучшения положения людей могут являться лишь результатом человеческих усилий, а не исходить от Бога или богов. Люди наделены способностью создавать собственную этику, ценности и философию жизни и будут делать это, если не встретят на своем пути препятствий со стороны догматизма и авторитетов. Второй подход, трансперсональная психология, находит отличие человека в духовности: «человеческие существа являют собой воплощение Божественного, созданы по образу и подобию Творца, а потому стоят особняком по отношению ко всем остальным тварным существам благодаря своему потенциалу к просветлению». Данный подход берет свое начало в мистицизме, неоплатонизме и восточных религиях. Маслоу предрекал появление «трансперсональной, трансчеловеческой» психологии, сосредоточенной на «космосе, а не на человеческих потребностях и интересах»), как «Четвертой психологии», которая явилась бы более высокой ступенью по сравнению с «Третьей силой» гуманистической психологии.

III. Направления современной практической психологии

ПСИХОАНАЛИЗ. Направление в современной психологии, основанное З. Фрейдом в начале XX века. Акцент данного направления сделан на исследование динамики либидо. Зачастую либидо сводят только к сфере сексуального. Это не так. Либидо по Фрейду является универсальной формой психической энергии, несущей в себе потенциал возможностей для любых действий несущих наслаждение — это может быть творчество, эстетика, работа, спорт, секс. Наиболее важен детский период жизни во время которого закладываются стереотипы сексуального поведения, являющиеся областью наиболее цензурируемых отношений. Именно в детском периоде сознание каждого человека сталкивается с неразрешимыми противоречиями между нормами морали и инстинктивными побуждениями в результате чего «запретное» вытесняется, отдавая предпочтение социальной, семейной, религиозной морали, то есть, уступая свое природное естество авторитету взрослых. Подобно айсбергу большая часть психической деятельности скрыта под поверхностью сознания и подвержена воздействию неконтролируемых сил — это было известно до Фрейда, также как существовал и термин бессознательное. Фрейд детально исследовал структуру осознаваемого и бессознательного и описал механизмы протекающих в них процессов. То, что существовало в дофрейдовской психологии в качестве наметок или проектов приобрело вид законченной теории человеческой личности. Психоанализ исследует такие процессы психики, как вытеснение, реактивные формации, сублимация, замещение, проекции, инстинкты, агрессия — все то, что скрыто в глубинах бессознательного, в той подводной части «айсберга», которая не подлежит контролю разума, но при этом является подлинным правителем человека. Осознание «скрытой информации» позволяет добиваться выраженного терапевтического эффекта в борьбе с неврозами, депрессиями, психотическими состояниями, болезнями.

Одной из фундаментальных работ З. Фрейда является «Толкование сновидений». Сновидения в психоанализе рассматриваются, как свидетельства нереализованных желаний и страхов.
Психоанализ обычно проводиться в форме одночасовых сессий. Это длительный процесс, состоящий из десятков или даже сотен сессий, которые проводятся в течение многих месяцев или даже лет.

Несмотря на то, что сегодня по прошествии века психология пересматривает некоторые позиции учения Фрейда, без его концепций не обходится ни одна современная школа.
Самый известный из последователей Фрейда, швейцарский психиатр, психолог и философ К. Г. Юнг расширил концепцию бессознательного и основал, по сути, новую школу, которая сегодня известна, как

ЮНГИАНСКИЙ АНАЛИЗ. Кроме индивидуального бессознательного — продукта личной истории, К. Юнг ввел понятие «коллективного бессознательного», то есть субстанции разума, которая принадлежит всему человечеству в целом. В таком «коллективном», или «социальном», бессознательном действуют особые мотивационные факторы, названные «архетипами» — изначальными образами. Не стоит считать, что коллективное бессознательное представляет собой, лишь некую негативную сферу, от которой необходимо отстраниться. На самом деле коллективное бессознательное скорее выступает, как общая информационная база, которую можно и нужно использовать во благо себе. Негативное влияние проявляется лишь там, где присутствует слепое следование системе. Все знания, таланты и способности, все лучшее, что накоплено человечеством за его долгую историю, предназначены для того, чтобы реально помогать каждому человеку. Задача юнгианского аналитика — уметь синтезировать все это в своей практике, непрестанно совершенствуя и творчески видоизменяя для каждого конкретного случая и в соответствии с требованиями времени. В отличие от психоанализа Фрейда, стремящегося к точным научно обоснованным интерпретациям, которые, к сожалению, могут порой носить разоблачительный характер и вызвать у клиента отторжение, юнгианские аналитики проводят сессии исходя из того, что верно лишь то, что верно для самого клиента. Они будут стараться не только обсудить проблему со всех возможных точек зрения, но и способствовать пробуждению любых творческих начинаний у клиента, которые могут проявиться в любви к рисованию, лепке из глины, в сочинении сказок, ведении дневника и т. п.

ПСИХОДРАМА. Направление психологии начало свою историю в 20-х годах XX столетия благодаря таланту выдающегося врача, психолога и философа Я. Л. Морено. История свидетельствует о встрече Я. Морено и З. Фрейда, во время которой, молодой Морено заявил — «Вы разрешили людям говорить, я разрешу им действовать». Впервые психотерапевтические сеансы из индивидуальных трансформировались в групповые, переносясь из замкнутого психоаналитического кабинета в реальную людскую среду. Таким образом, Я. Морено решил задачу проявления внутренней реальности человека непосредственно в ситуации социального окружения, собственно того окружения, в столкновении с которым и продуцируется психологический конфликт.

Психодраматическая сессия начинается с разогрева, — это может быть двигательное или медитативное упражнение, призванное поднять уровень энергии в группе и настроить участников на определенные темы. Затем происходит выбор протагониста (актер, играющий главную роль), то есть того участника, на которого в течение данной сессии будет работать вся группа. Выбор происходит так — ведущий и участники, желающие разобраться со своей темой, выдвигаются из общего круга вперед и рассказывают, с чем они хотел бы поработать, а люди, сидящие во внешнем круге, внимательно слушают. Когда темы понятны всем, представители внешнего круга делают свой выбор по критерию «какая тема для меня сейчас наиболее актуальна». Выбирается именно тема, а не человек, который ее представляет, поскольку только в этом случае выбранная для работы тема будет групповой.

После того, как выбор сделан, начинается этап действия. Сцену за сценой протагонист, с помощью участников группы, драматически проигрывает волнующую его ситуацию. Сначала протагонист выбирает из участников группы того, кто будет играть его самого в тех случаях, когда он сам будет в другой роли. Затем выбираются участники на роли важных для его жизненной ситуации персонажей (это могут быть как реальные люди, так и его фантазии, мысли и чувства и даже сновидения). Формы разыгрывания варьируются от буквального воспроизведения реальных событий до постановки символических сцен, никогда не имевших места в реальности. Психодраматическая сцена заканчивается, когда протогонист находит решение проблемной ситуации или почувствует, что получил достаточно информации о ситуации. После этапа действия проходит шеринг — обмен впечатлениями между «участниками действия» и «зрителями». Сначала участники, игравшие роли, делятся своими переживаниями «из роли», то есть рассказывают о том, какого им было быть, например, мамой протагониста. Затем уже вся группа делится чувствами «из жизни», то есть участники рассказывают о похожих ситуациях, происходивших в их жизни, о чувствах, которые у них были во время действия или наблюдения за ним. На шеринге категорически запрещено все, что может ранить протагониста или участников группы — мысли, оценки, советы по поводу ситуаций. Говорить можно только о своих чувствах и о событиях своей жизни.

Психодрама сегодня в оригинальном виде распространена мало, однако, ее элементы широко используются во всех направлениях психологии.

ЛОГОТЕРАПИЯ — психотерапевтическая стратегия, разработанная В. Франклом в 40-х годах XX столетия, основанная на убеждении, что развитие личности невозможно без поиска и реализации смысла жизни. Если у человека нет смысла жизни или он таков, что реально недостижим, то возникает экзистенциальная фрустрация (жизненный застой), приводящая к неврозам и психическим заболеваниям. В процессе логотерапии ставится задача помощи клиенту в обретении смысла его жизни, который не может быть просто заимствован у других, каким бы привлекательным он не был. Для ее решения был разработан метод сократического диалога, в котором происходит обсуждение личного опыта, касающегося прежде всего трех сфер, в которых может быть найден индивидуальный смысл жизни. Это: творчество, переживания и осознанное отношение к обстоятельствам, на которые нельзя повлиять. Одной из основных областей, в которой индивид может получить поддержку в поисках смысла, является религиозная вера. Логотерапия имеет собственные уникальные терапевтические методики, такие как метод парадоксальной интенции, дерефлексия и др. Логотерапия эффективна для психологической помощи в различных ситуациях: неврозы, фобии, страхи, сложности во взаимоотношениях, депрессии, проблемы в области сексуальности, преодоление психологических травм и насилия и др.

ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ оформилась, как самостоятельное течение в 50-60-х годах и представляет собой скорее совокупность сходных философских воззрений на человека, что дает практическим психологам возможность строить обоснованный терапевтический процесс. Основу гуманистической психологии заложили такие всемирно известные мыслители, как Э. Фромм, А. Маслоу, К. Роджерс, Г. Олпорт. и др. Согласно представлениям гуманистической психологии, человек наделен врожденным и неодолимым стремлением к самореализации и самоактуализации, причем важен, как внутренний сокровенный уровень сознания так и уровень самосознания в пространстве социума. В определенной степени, самоактуализация не может протекать бесконфликтно: свобода и социальность, творчество и ответственность, любовь и долг — коллизии, которые нуждаются в глубоком философском осмыслении для каждого человека. Особое внимание придается тому, что реальность, воспринимаемая человеком согласно стереотипных представлений большинства, имеет условный характер, в то время, как истинной реальностью являются только внутренние переживания самого человека.

Одно из базовых убеждений гуманистически-ориентированных психологов заключается в том, что каждый человек содержит в себе потенциал «выздоровления», относительно всех явлений человеческой жизни. При наличии определенных условий человек может самостоятельно и в полной мере реализовать этот свой потенциал. Поэтому работа гуманистического психолога направлена, прежде всего, на создание благоприятных условий для восстановления личности в процессе психологических консультаций. Гуманистического психолога отличает особая степень безусловного принятия клиента, поддержки, эмпатии (сопереживание), внимания к индивидуальности, стимулирования осуществления выбора и принятия решений, подлинности. Однако, при кажущейся простоте, гуманистическая психотерапия основана на серьезной феноменологической научной базе и использует широкий набор терапевтических технологий и методов. Гуманистическая терапия помогает: найти себя, разрешить внутренние и межличностные конфликты, принять трудные решения, справиться с зависимостями, выйти из депрессии, преодолеть одиночество, научиться получать удовольствие от жизни, вернуть интуицию и спонтанность, восстановить здоровье, преодолеть конфликты в отношениях с близкими, восстановиться после перенесенных психологических травм и насилия, повысить качество жизни.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ — (лат. existentia — существование) сформировалось на основе трудов таких исследователей, как Л.Бинсвангер, М.Босс, Е.Минковски, Р.Мэй и др. Психологическое направление, изучает: 1). Проблемы времени, бытия и небытия; 2) Высшие ценности. Проблемы свободы, ответственности и выбора; 3) Личная миссия. Проблемы общения, любви и одиночества; 4) Сущность Бога. Экзистенциальная психология исходит из первичности бытия человека, с которым органически связаны его базовые жизненные потребности забвение которых приводит к состоянию стресса, тревоги или депрессии.

Целью экзистенциальной психологии является решение задачи восстановления аутентичности конкретной личности — соответствия ее бытия в мире ее внутренней природе.

ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИЯ (нем. gestalt — целостная форма или структура) начала развиваться в Германии в начале XX столетия. Данное направление основывается на том постулате, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Однако, имея ряд потребностей, причем конкурирующих потребностей, человек склонен к «упрощению» картины окружающего мира, выделяя лишь отдельные доминирующие потребности для их реализации. В таком случае человек видит только то, что хочет видеть и не замечает окружающего. Потребность становиться фиксированной, навязчивой и поэтому принципиально неразрешимой. Неудовлетворение потребностей приводит к дефицитарному образу жизни. Задача гештальт-терапевта добиться того, чтобы клиент опознал свою потребность и научился с ней взаимодействовать. Невозможность почувствовать потребность делает поведение человека дезорганизованным и неэффективным, сопровождается тревогой или депрессией и выражается противоречием между осознаваемыми аспектами и неосознаваемыми феноменами поведения. В этом случае задача терапевта — помочь клиенту с прояснением его потребности, исследуя феноменологию и показывая клиенту, как она в нем проявляется, чем замещается потребность и где прерывается. Гештальт-терапия, основные идеи и методы которого разработал Ф.Перлз, основывается на способности психики к саморегуляции, на творческом приспособлении организма к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания. Основная роль терапевта заключается в том, чтобы фокусировать внимание клиента на осознавании происходящего «здесь и сейчас», ограничении попыток интерпретировать события, внимании к чувствам-индикаторам потребностей, собственной ответственности клиента, как за реализацию, так и за запреты на реализацию потребностей. Многие гештальт-психологи считают, что при правильной постановке гештальт-терапия в отличие от психоанализа не вызывает сопротивления клиента.
Основные приемы работы и техники гештальт-терапии — осознавание, фокусировка внимания, принятие ответственности, работа с полярностями, монодрама.

КОГНИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ — направление в психологии, изучающее процессы познания (лат. cognitio — познание), работу памяти и роль познания в мотивации и поведении. В своей практической части построена на принципах терапии, разработанной А. Беком. В качестве основы данного метода принят, доказанный многочисленными экспериментами факт, что познание (имеется в виду построение картины мира) является главной детерминантой возникновения тех или иных эмоций, которые в свою очередь определяют смысл целостного поведения. При этом возникновение психических нарушений (неврозы, депрессии, конфликты и др. негативные состояния) объясняется прежде всего за счет неправильно построенного описания своей личности. Ответы на вопросы «Каким я вижу себя? Какое будущее меня ожидает? Каков окружающий мир?» безусловно, не имеющие стандартных решений, тем не менее, могут быть, как адекватными, так и неадекватными реальности. Неадекватные ответы приводят человека к ошибочным действиям и соответственно к «катастрофе». В соответствии с этим в рамках когнитивной психотерапии перед клиентом ставится цель понять, что именно используемые им обычно суждения («автоматические мысли») определяют его болезненное состояние, и научиться правильным способам познания, отработав их на практике. Процедура данного метода включает в себя три этапа. На первом этапе (логического анализа) пациент вырабатывает критерии обнаружения ошибок собственных суждений, возникающих в критических ситуациях; на втором этапе (эмпирического анализа) отрабатывает приемы соотнесения суждений объективной ситуации; на третьем этапе (прагматического анализа) строит оптимальное осознание себя самого и своих действий.

ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ сформировалась в 60-е годы XX столетия на основе исследований многих известных психологов и психиатров, но несомненным лидером данного направления является С. Грофф. Трансперсональная психология, впервые, открыто проводит масштабные исследования психологии человека, учитывая доперсональный период жизни, то есть внутриутробный и предшествующий ему цикл духовного существования вне телесной формы. Все три периода представляются, как единый цикл бытия данного индивида, что позволяет рассматривать позитивные или негативные коллизии земного человека с гораздо более высокой точки, чем это было прежде. Трансперсональная психология изучает сознание в более широком спектре его проявлений: множественность состояний сознания в многомерном бытии, высшие состояния сознания, парапсихологические феномены, метапотребности и метаценности. Соответственно, в качестве терапевтических методов используются, ранее неприемлемые с точки зрения науки: медитация, холотропное дыхание, активное воображение, религиозный и мистический опыт, измененные состояния сознания. Особую актуальность приобретает трансперсональный подход в тренингах личностного роста, лечении наркомании, алкоголизма, суицидальных тенденций, психозов и неврозов, как разновидностей духовного кризиса.

НЛП (Нейро-лингвистическое программирование) — направление психологии, оформившееся в 70-х годах XX века в Соединенных Штатах Америки. Основателями НЛП являются две харизматические личности — лингвист Д. Гриндер и психолог Р. Бэндлер. Школа НЛП представляет собой скорее набор многочисленных техник, чем концепцию о человеке и его психологической реальности. Основой для разработки техники явилось изучение ряда высокоуспешных исторических личностей и выявление моделей их поведения, коммуникации с окружающими. На основе этих моделей были разработаны техники, позволяющие клиенту быстро и эффективно изменить мысли, поведение и убеждения, которые мешают развитию, достижению целей и пониманию окружающего мира. Ряд техник направлен на достижение нужного результата при взаимодействии с другими людьми и успешную коммуникацию. НЛП — исключительно практическое направление, которое ставит основным критерием результат. Техник НЛП существует множество: шестишаговый рефрейминг, генератор нового поведения, модельный взмах, музей новых убеждений, якорение ресурсных состояний и многие другие, все они весьма эффективны в определенных случаях и работают по принципу «Делаешь так, получаешь результат». Слабостью НЛП, по мнению многих специалистов (мы к этому мнению присоединяемся), является отсутствие осмысления «картины мира» и построения адекватных моделей поведения, способных эффективно работать в самом широком диапазоне задач, в изменяющихся условиях реальности.

КОУЧИНГ сформировался в 90-е годы XX столетия (тренинговая концепция на стыке психологии, философии, спорта и менеджмента). Изначально коучинг был ориентирован только на пространство бизнеса, однако сейчас с успехом применяется практически для всех социальных групп. Коучинг — причисляется к тренинговым направлениям, однако в действительности является неформальным обучением. Мероприятия проходят в формате собеседования и позиционируются, как по подразделениям бизнеса: менеджмент, маркетинг, финансы и других сфер, например, спорт, так и по личностным параметрам: лидерство, креативность, коммуникабельность и др. заканчивая категориями — life, то есть, здоровье, душевная гармония, искусство быть счастливым. Методология коучинга строится на разблокировке изначально существующего внутреннего потенциала человека в результате психологического (до конца не изученного) взаимодействия коуча и клиента-игрока.

Коучинг — это высокоэффективный тренинг, в результате которого клиент приобретает способность к эффективному действию в меняющихся условиях. Однако следует учитывать, что разблокировка сознания клиента-игрока происходит в достаточно ограниченной зоне из всей сложной и многомерной структуры мышления и принятия решений. Коучинг обычно проводится в формате сессий от получасовых до часовых, возможно по телефону, что может быть в ряде случаев очень удобным.

Заключение

Задачи психологии несоизмеримо сложнее задач любой другой науки, ибо только в ней мысль совершает поворот на себя. Только в ней научное сознание человека становится его научным самосознанием. Особенность психологии заключается в ее уникальных практических следствиях. Практические результаты от развития психологии должны стать не только несоизмеримо значительнее результатов любой другой науки, но и качественно другими. Ведь познать нечто — значит овладеть этим «нечто», научиться им управлять.

Таким образом, в психологии появляются все новые подходы, решения и формы; однако ни одно из этих изменений или нововведений, из какой бы частной области они ни пришли, не может миновать стадии общепсихологического анализа, инстанции испытания и проверки на принадлежность к сути данной науки.

Для того, чтобы проникнуть в сущность психологических явлений и процессов, необходимо исходить из каких-то первоначальных общих научных представлений. Чтобы иметь конкретное исследование природы и законов психических явлений, нужно отталкиваться от общих теоретических положений, представлений и философского понимания того, что же такое эти явления по своей сути. Современная научная психология исходит из того, что психические явления, процессы представляют собой не что иное, как особое отражение того, что существует в мире, что существует в действительности независимо от самого факта отражения.

Для овладения научно основанными психологическими знаниями необходимы ясные и чёткие представления о содержании современных психологических подходов, направлений, школ и систем.

Список литературы

  1. Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: познание и врачевание от древности до наших дней. М., 1995.
  2. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды: в 2 т. — М.: Педагогика, 1980
  3. Аткинсон Р.Л. и др. Введение в психологию. Учебник для студентов университетов/под ред. В. П. Зинченко, А. И. Назарова, Н. Ю. Спомиора. — СПб.: Прайм — ЕВРОЗНАК, 2003.
  4. Лукацкий М.А., Остренкова М. Е. Психология: Учебник. М.: ЭКСМО, 2007.
  5. Психология: Учебник для гуманитарных вузов/под ред. В. Н. Дружинина. — СПб. Питер, 2003.
  6. Свенцицкий А. Л. Краткий психологический словарь. М.: «ПРОСПЕКТ», 2008.
  7. Флоренская Т. А. Социологизация фрейдизма в теориях личности К. Хорни и Г. С. Салливана // Вопр. психологии. 1974., № 3.
  8. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.
  9. Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза // Психоанализ и культура: Избр. труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М., 1995.
  10. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М., 1993.
  11. Шульц Д.П., Шульц С. Э. История современной психологии. СПб., 1998.
  12. Ярошевский М. Г. История психологии. От античности до середины XX века. Учебное пособие для высших учебных заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 1996.

Материалы журнала «Мастер класса» № 1 2010 г.

Материалы подготовлены Т. Л. Лахтиной

Источник: СК ИПК ППК

Категория: