Четвертый международный творческий конкурс «Вот оно какое, наше лето!» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежья

 

 

Из истории развития психологии

Четвертый международный творческий конкурс «Вот оно какое, наше лето!» для детей, педагогов и воспитателей Казахстана и стран ближнего и дальнего зарубежьяя
 

Версия для печатиВерсия для печати
Лахтина Тамара Леонтьевна

Заместитель директора СК ППК и ИПК по внешним связям
Лахтина Т.Л.


В научном знании формирование психологической идеи всегда шло в процессе развития главенствующей концепции миропонимания. Идея души выступает в качестве одного из центральных моментов в философских системах Сократа, Платона, Аристотеля. Развитие философии во все последующие века сыграло важную роль в становлении психологии. Однако вместе с развитием психологического комплекса знаний в философии, в области естественнонаучного знания, прежде всего в медицине, шло накопление сведений об организме человека, его анатомии, физиологии и биохимии. При этом все более выявлялось противоречие философского психологического знания о душе и естественнонаучного знания о человеке. Ни философская психология, ни науки об организме человека оказались не в состоянии ответить на вопрос, как снять это противоречие. Процесс развития знаний о психике человека, системе его психики, характере, темпераменте продолжался на протяжении столетий, и сам этот процесс также важен, как и результат — наука психология.

В своем развитии психология прошла несколько этапов. Первые представления о психике были связаны с анимизмом (лат. анима — дух, душа) — древнейшими взглядами, согласно которым у всего, что существует на свете, есть душа. Представления о душе основывались на многочисленных мифах и легендах, на сказках и первоначальных религиозных верованиях, связывающих душу с определенными живыми существами (тотемами). Эпоха Средневековья не имеет в истории достаточно четкой периодизации. Началом этой эпохи считают падение Римской империи, т. е. V век. В то же время все ученые отмечают, что элементы средневековой идеологии, так же как и средневековой науки, появились значительно раньше, уже в III в. Одной из важнейших характеристик средневековой науки, в частности психологии, была ее тесная связь с религией. Небогословской, внецерковной науки в то время в Европе не существовало. Важной особенностью в этот период было появление сакральности, от которой психология избавлялась при переходе от мифологии к научному знанию. В VII—VI вв. до н. э. зависимость от религии снова поставила вопрос о связи и взаимовлиянии знания и веры, который и стал важнейшим для ученых на протяжении всего этого периода. Появление новых подходов к построению науки в XV—XVI вв., связанных со стремлением к рациональности и доказательности теоретических положений, ознаменовало наступление нового этапа в процессе становления психологии. Развитие этих подходов стало ведущим мотивом ученых, разрабатывавших психологические концепции в Новое время.

I. Исторические этапы развития психологии

1.1. Развитие психологии в период античности. Появление психологии в Древней Греции на рубеже VII—VI вв. до н. э. было связано с необходимостью становления объективной науки о человеке, рассматривавшей душу не на основе сказок, мифов, легенд, а с использованием тех объективных знаний (математических, медицинских, философских), которые возникли в тот период. Психологические знания являлись составной частью науки, изучавшей общие закономерности общества, природы и человека — натурфилософии (философии). Частью философии психология оставалась почти 20 веков. В обширном предмете философии к психологии относилась область, связанная в первую очередь с человеком, исследование души (психики) связывалось преимущественно с особенностями психики человека. В то же время область психического не ограничивалась человеком, но распространялась на весь мир. Такой подход получил название панпсихизм — направление, которое считает весь мир одушевленным и наделенным душой. Примерно до III  в. до н. э. разница между психикой человека и животных рассматривалась как чисто количественная, а не качественная. Позже появилась идея о том, что конкретный материальный объект (вода, земля или воздух), даже очень важный для мира и жизнедеятельности, не может быть первоосновой. Уже Анаксимандр (VI  в. до н. э.) писал о «беспредельном», т. е. о таком физическом начале, из которого все возникает и в которое все превращается. В теориях Левкиппа и Демокрита (V—IV вв. до н. э.) возникла идея атомов, мельчайших, невидимых миру частиц, из которых и состоит все окружающее. Атомистическая теория, разработанная этими учеными, была весьма распространена и являлась составной частью психологических учений многих ученых не только Древней Греции, но и Рима. Среди важнейших функций души психологи античности называли познание мира.

Сначала в процессе познания выделялось всего две ступени — ощущение (восприятие) и мышление. При этом для психологов того времени не существовало разницы между ощущением и восприятием, выделение отдельных качеств предмета и его образа в целом считалось единым процессом. Постепенно изучение процесса познания мира становилось все более значимым для психологов, а в самом процессе познания выделилось несколько этапов. Платон впервые выделил память как отдельный психический процесс, подчеркнув ее значение как хранилища всех наших знаний. Аристотель, а вслед за ним и стоики, выделили такие познавательные процессы, как воображение и речь. Таким образом, к концу античного периода представления о структуре процесса познания были близки к современным, хотя мнения о содержании этих процессов существенно различались.

В это время ученые впервые стали задумываться над тем, как же происходит построение образа мира, какой процесс — ощущение или разум — является ведущим и насколько построенная человеком картина мира совпадает с реальной. Многие вопросы, которые и сегодня остаются ведущими для когнитивной психологии, были поставлены именно в то время. В VII—IV вв. до н. э. появились первые научные концепции психики, в которых она рассматривалась, прежде всего, как источник активности тела. При этом считалось, что душа человека и души других живых существ имеют чисто количественные различия, так как человек, как любое живое существо, подчиняется тем же законам, что и все в природе. В это же время возникли и первые теории познания, в которых преимущество отдавалось эмпирическому знанию. Эмоции рассматривались в качестве основного регулятора поведения. В этот период были сформулированы ведущие проблемы психологии: в чем заключаются функции души, каково ее содержание, как происходит познание мира, что является регулятором поведения, есть ли у человека свобода этой регуляции.

Античные ученые впервые попытались ответить на вопросы, как соотносятся в человеке телесное и духовное, разумное и иррациональное. Окончился этот период в III—IV вв., когда зарождающаяся религия начала доминировать над научными концепциями и стал возвращаться сакральный подход к знаниям, которые рассматривались не с точки зрения их доказательности, а с точки зрения веры или неверия.

1.2 Развитие психологии в период средневековья и эпохи возрождения. Под влиянием атмосферы, характерной для средневековья (усиление церковного влияния на все стороны жизни общества, включая и науку), утвердилось представление, что душа является божественным, сверхъестественным началом, и потому изучение душевной жизни должно быть подчинено задачам богословия. Человеческому суждению может поддаваться лишь внешняя сторона души, которая обращена к материальному миру. Величайшие таинства души доступны лишь в религиозном (мистическом) опыте.

После упрочения господства христианской церкви появилась необходимость внести дополнения, разъяснения или трансформировать некоторые положения христианства. Нужно было и канонизировать постулаты, вытекающие из реалий, для того чтобы предотвратить распространение ереси, несущей церкви раскол. Так возник новый этап — патристика, учение отцов церкви, в котором богословие начинает обращаться к знаниям, накопленным в античности. С этого времени и почти до XII—XIII вв. взаимоотношения церкви и науки снова изменяются, причем церковь становится одним из главных хранителей и распространителей знаний.

Монастыри становились оплотом науки, в них хранили книги и обучали грамоте. Вообще единственными грамотными людьми, как правило, были монахи, а светские люди, феодалы, даже высшая знать, часто не умели писать и считать. В монастырях хранились не только церковные, но и светские книги, в том числе списки с книг античных психологов. Эти работы изучались и развивались в трудах церковных ученых, обычно работавших при монастырях. Важным было и то, что монастыри давали защиту, охраняли от голода и многих болезней, от военных грабежей. Несмотря на противодействие императоров, власть пап оставалась достаточно крепкой, чтобы противодействовать любым попыткам пошатнуть авторитет церкви. Этому способствовало и то, что большинство светских властителей были глубоко верующими людьми. Такое положение просуществовало несколько веков, однако уже к XII—XIII вв. оно начало изменяться — духовенство перестало быть единственным оплотом культуры. Стали появляться первые светские университеты — сначала в Болонье, затем в Париже; открывались светские школы. Грамотными уже были не только монахи, но и аристократия, купцы, ремесленники. Усиление городов, их самоуправление, для которого необходимо высокое мастерство и выполнение цеховых правил, требовали новой культуры и нового самосознания человека. Появилась сильная светская власть, подчинившая себе церковную.

Именно в это время зародилась схоластика, которая в тот момент была достаточно прогрессивным явлением, так как предполагала не только пассивное усвоение старого, но и активное разъяснение и модификацию готового знания, развивала умение логически мыслить, приводить систему доказательств и строить свою речь. Тот факт, что схоластика связана с использованием репродуктивного, а не творческого мышления, тогда мало настораживал. Со временем схоластика начала тормозить развитие новых знаний, приобрела догматический характер и превратилась в набор силлогизмов, которые не позволяли опровергнуть старые, неправильные или неверные в новой ситуации положения. Церковь, бывшая в VI-Х вв. во многом хранительницей знаний, становилась тормозом на пути развития науки. Именно в позднем Средневековье приобретала все большее значение инквизиция, которая пыталась отстоять прежние позиции церкви во власти и науке. На психологию Средневековья большее влияние оказывали работы Платона и Аристотеля, концепции которых постепенно приобретали все более ортодоксальный характер. Многие крупные ученые того времени (Ибн Рушд, Ф.Аквинский) были последователями Аристотеля.

К кругу традиционных психологических проблем, исследуемых в средневековой науке, относится изучение процесса мышления и его взаимосвязи с речью. Анализируя становление понятийного мышления, ученые ставили вопрос о происхождении общих понятий (универсалии). Наряду с вопросом о взаимосвязи знания и веры он становится одним из центральных в период схоластики. При этом реалисты (Эриугена, Гильом, Ансельм Кентерберийский) доказывали, что общие понятия реально существуют еще до материализации, в уме у Бога. Такой подход перекликался с позицией Платона, утверждавшего, что общие понятия существуют в мировой душе, являясь образцом для реальных предметов. Номиналисты (Росцелини, позднее Д. Скот, У. Оккам), напротив, считали, что общие понятия не существуют в реальности, есть лишь «дуновение голоса», т. е. слово, которым для удобства общения фиксируют группу сходных предметов. Основатель концептуализма (направления, примыкавшего к номинализму) П. Абеляр доказывал, что общие понятия существуют и вне вещей, в уме человека, т. е. слово — это не только звук, но и значение, которое, оставаясь в названиях, передается людям. При этом он одним из первых (наряду с Эриугеной) отстаивал верховенство разума над верой, говоря о том, что надо понимать, чтобы верить. Так к XI—XII вв. в науке начал возрождаться рационализм, ставший ведущим направлением в психологии и философии Нового времени. Наряду с продолжением исследования традиционных для античной науки вопросов, психология Средневековья занимается новыми проблемами, в т. ч. изучением взаимосвязи психических и соматических болезней, проводившееся Ибн Синой. Эти работы заложили основы современной психофизиологии, впервые вскрыли природу стрессов и их влияние на состояние психики.

В церковной психологии проводились исследования, направленные на изучение способов манипуляции большой массой людей, приемов снижения психического напряжения. Однако во время социальных катаклизмов (войн, эпидемий и т. д.), случавшихся достаточно часто, особенно на протяжении VI-Х вв., этих естественных регуляторов психологической стабильности оказывалось недостаточно. Поэтому было необходимо разработать способы эмоциональной разрядки, очищения от страха и чувства вины. Такие способы были найдены в самой церковной культуре. Это были, прежде всего, обряды исповеди и покаяния; они давали людям уверенность в возможности очищения, снятия вины за свои поступки, за нарушения правил, неизбежные в реальной жизни, в возможности прощения и искупления тех ошибок, которые были ими сделаны. Таким образом, недовольство собой не накапливалось, снималась напряженность от осознания своих грехов, что, предотвращало снижение самооценки. Терапевтический эффект этих обрядов был тесно связан с глубокой верой, надеждой на загробное воздаяние. На вере основывались способы лечения некоторых психосоматических заболеваний (например, истерии), которые использовались многими священнослужителями в средние века. Уверенность людей в том, что священник действительно может им помочь, приводила к тому, что наложение рук, прикосновение к одежде и т. п. становились мощным стрессовым фактором, излечивавшим больного. Технология внушения, помогающая при подобных заболеваниях, впоследствии была использована и в психоанализе. В этот период продолжалось и развитие ораторского искусства, направленного на управление чувствами слушателей, заражение их определенным эмоциональным состоянием. Если в античности эти приемы основывались главным образом на речи, то в Средневековье использовались и невербальные средства (жесты, паузы, интонации и т. д.), что было серьезным приобретением психологии того времени.

1.2. Развитие психологии в новое время. С XVII века начинается новая эпоха в развитии психологического знания. Она характеризуется попытками осмыслить душевный мир человека преимущественно с общефилософских, умозрительных позиций, без необходимой экспериментальной базы. Р. Декарт (1596–1650) приходит к выводу о полнейшем различии, существующем между душой человека и его телом: тело по своей природе всегда делимо, тогда как дух неделим. Однако душа способна производить в теле движения. Это противоречивое дуалистическое учение породило проблему, названную психофизической: как связаны между собой телесные (физиологические) и психические (душевные) процессы в человеке? Декарт заложил основы детерминистской (причинностной) концепции поведения с ее центральной идеей рефлекса как закономерного двигательного ответа организма на внешнее физическое раздражение. Попытку вновь соединить тело и душу человека, разделенных учением Декарта, предпринял голландский философ Б. Спиноза (1632–1677). Нет особого духовного начала, оно всегда есть одно из проявлений протяженной субстанции (материи). Душа и тело определяются одними и теми же материальными причинами. Спиноза полагал, что такой подход дает возможность рассматривать явления психики с такой же точностью и объективностью, как рассматриваются линии и поверхности в геометрии. Немецкий философ Г. Лейбниц (1646–1716), в противовес концепции Декарта, ввел понятие о бессознательной психике. В душе человека непрерывно идет скрытая работа психических сил — бесчисленных малых перцепций (восприятий). Из них возникают сознательные желания и страсти.

Психология в этот период, так же как и на первых этапах развития античной науки, укрепила свою связь с философией. Это объяснялось тем, что, оставаясь в рамках науки о душе (своего собственного предмета), психологии сложнее было избавиться от схоластических догм, отделиться от богословия. Однако ориентация на философию в то время сужала предмет психологии, которая рассматривала в основном общие закономерности развития психики человека, а не живого мира в целом. Уровень развития естествознания еще не давал возможности выстроить полноценную концепцию психического (особенно психики человека). Однако тесная связь с философией не означала, что психология в это время не искала собственного предмета исследования, конкретного определения области своей деятельности. Эта область понималась, прежде всего, как исследование путей становления у человека картины окружающего мира и самого себя. Как представлялось, эта картина должна была быть осознанной. В осознанности души, разуме ученым виделось отличие человека от других живых существ. Так уточнялся предмет психологии, которая становилась наукой о сознании. При этом из нескольких вопросов, исследовавшихся психологией античности, — о познании, о движущих силах и закономерностях психики, о механизмах регуляции поведения — на первый план выходили именно проблемы познания. Кроме того, перед психологией вновь вставала необходимость проанализировать разницу между разумным и неразумным (аффективным) поведением, границы свободы человека.

Анализ становления предмета психологии в этот период дает противоречивую картину. С одной стороны, методологически психология ограничивалась вопросами сознания и путей его формирования, этапов развития образа мира и осознания себя в этом мире. С другой стороны, изучение содержания и функций сознания приводило к фактическому включению поведения, движущих сил и регуляции не только внутренней, но и внешней активности в круг исследования ведущих психологов того времени. В конце XVI в. на первый план выходили проблемы предмета психологии, объективности методов исследования психики, анализа полученных данных, которые были центральными для теории Ф. Бэкона; начиная с Р. Декарта, не менее значимыми становятся проблемы функций души, ее роли в познании и поведении. В начале Нового времени, несмотря на усилия Ф. Бэкона, более распространенным был рационалистический подход, который разрабатывался такими известными учеными, как Р.Декарт, Г. В. Лейбниц. Во многом это было связано с необходимостью для психологии и философии преодолеть последствия схоластики.

К середине века бурное развитие наук, промышленности сделало очевидной необходимость учитывать в психологии новые требования, все большее распространение получает сенсуализм, представленный в концепциях Д. Локка и Т. Гоббса. Термин «эмпирическая психология» введен немецким философом XVIII в. X.Вольфом для обозначения направления в психологической науке, основной принцип которого состоит в наблюдении за конкретными психическими явлениями, их классификации и установлении проверяемой на опыте, закономерной связи между ними. Английский философ Дж. Локк (1632–1704) рассматривает душу человека как пассивную, но способную к восприятию среду, сравнивая ее с чистой доской, на которой ничего не написано. Под воздействием чувственных впечатлений душа человека, пробуждаясь, наполняется простыми идеями, начинает мыслить, т. е. образовывать сложные идеи. В язык психологии Локк ввел понятие ассоциации — связи между психическими явлениями, при которой актуализация одного из них влечет за собой появление другого. Появление строго объективных методов исследования и изменение предмета психологии сказались и на понимании новым поколением психологов понятия «душа». Так как в объяснении фактов психической жизни она уже не играла прежней роли, то, согласно принципу Оккама, психология в то время и не испытывала нужды в использовании этого понятия в своих исследованиях. Необходимо было найти другой подход для объяснения активности тела, выявить новый источник энергии для внутренней и внешней активности. Этому помогли законы механики, открытые современной для того времени физикой, законы И. Ньютона. Именно они и были использованы Декартом для обоснования первой в истории психологии теории рефлекса, которая со временем получала все большее обоснование в открытиях в смежных с психологией областях науки и стала одним из постулатов современной психологии.

В начале XIX века стали складываться новые подходы к психике. Отныне не механика, а физиология стимулировала рост психологического знания. Имея своим предметом особое природное тело, физиология превратила его в объект экспериментального изучения. На первых порах руководящим принципом физиологии было «анатомическое начало». Функции (в том числе психические) исследовались под углом зрения их зависимости от строения органа, его анатомии. Умозрительные, порой фантастические воззрения прежней эпохи физиология переводила на язык опыта.

Выделение психологии в самостоятельную науку произошло в 60-х годах XIX в. Оно было связано с созданием специальных научно-исследовательских учреждений — психологических лабораторий и институтов, кафедр в высших учебных заведениях, а также с внедрением эксперимента для изучения психических явлений. Первым вариантом экспериментальной психологии как самостоятельной научной дисциплины явилась физиологическая психология немецкого ученого В. Вундта (1832–1920), создателя первой в мире психологической лаборатории. В области сознания, полагал он, действует особая психическая причинность, подлежащая научному объективному исследованию.

2. Становление советской (российской) психологии

После Октябрьского переворота психология продолжала развиваться во взаимодействии с мировой психологической наукой. Поэтому при наличии специфических черт развитие советской психологии характеризуется практически теми же закономерностями. Растет интерес к социально психологическим проблемам, проблемам личности. Возникают новые направления. Так, в области психологии трудовой деятельности, возникает психотехника, в области психологии обучения — педология, в области общей психологии — реактология и т. п. Однако в советское время произошла абсолютизация физиологической идеи. Согласно официальной установке, только таким путем могло быть достигнуто истинно научное психологическое знание, что только так будут обеспечены передовые позиции советской психологии и ее торжество над «реакционной буржуазной психологией». Претворение в жизнь официальной установки потребовало активного применения административных методов. Наиболее сокрушительные удары отечественная психология испытала в связи с постановлением ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» (1936), а затем в связи с Объединенной научной сессией Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященной павловскому учению (1950).

К концу 50-х — началу 60-х годов психологии была отведена роль раздела в физиологии высшей нервной деятельности и комплекса психологических знаний в марксистско-ленинской философии. Фактически это означало отрицание психологии как самостоятельной науки. Почти все основные психологические концепции, получившие признание во всем мире, были запрещены. Серьезно пострадала система подготовки специалистов-психологов, границы сферы практической деятельности психологов значительно сузились. Тем не менее, благодаря подвижнической деятельности многих ученых-психологов, были сохранены основы психологии как науки, обеспечившие возможность накопления потенциала, необходимого для выхода на качественно новый уровень. Значимый вклад в мировую психологию внесли С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, Б. Г. Ананьев, В.Н Мяснщев, А. Ц. Пуни, Д. Н. Узнадзе, П. И. Зинченко и другие выдающиеся ученые.

В советский период учеными было выработано определение психологии как науки о психике, закономерностях ее проявления и развития. Психику следовало понимать как свойство мозга отражать объективную действительность; психическое — свойство физиологического; физиологическое материально, психическое идеально; психическое отражение — идеальная форма существования материального; идеальное существует как субъективная реальность в неразрывной связи с объективной реальностью. Такие исходные позиции по мере развития психологии и накопления ею данных экспериментальных исследований и практического опыта привели к трудностям самого определения предмета психологии. Все более прослеживается стремление выйти за рамки понимания психологии как науки о психике. Идея психологии как науки о человеке, где психическое есть суть человека и человеческого общества в интеграции с историей человечества и развитием Вселенной, явственно прозвучала в 1968 г. с выходом в свет книги Б. Г. Ананьева «Человек как предмет познания». Эта идея получает все большее признание. Так, например, В. И. Слободчиков и Е. И. Исаев (1995) рассматривают психологию человека как психологическую антропологию и говорят о духовности как самой глубинной сути человека.

Начало «Прорыва» психологии в производство было положено в психологической школе Ленинградского университета, возглавляемой Б. Г. Ананьевым. В 1959 г. Б. Ф. Ломовым, одним из талантливейших учеников Б. Г. Ананьева, была образована первая в стране лаборатория инженерной психологии (первоначально называвшейся лабораторией индустриальной психологии). Лаборатория под руководством Б. Ф. Ломова проделала огромную работу по становлению инженерной психологии как психологической дисциплины. Были проведены фундаментальные исследования по проблемам обработки информации человеком-оператором, надежности деятельности, разработаны принципы учета человеческого фактора при проектировании различных автоматизированных систем управления и многие другие. Инженерно-психологические исследования активизировали экспериментальную психологию. Лаборатория стала общепризнанным центром инженерной психологии, объединяющим практически все возникшие лаборатории и научные группы этого направления по всей стране. Были установлены творческие связи с инженерными психологами США, ФРГ и других стран. Многие психологи и инженеры прошли переподготовку в лаборатории. Ежегодно лабораторией проводились конференции, симпозиумы, семинары. В стране началась подготовка специалистов по инженерной психологии, стала формироваться инженерно-психологическая служба. В целом роль лаборатории Б. Ф. Ломова для развития отечественной психологии сравнима, наверное, только с той ролью, которую сыграла в свое время лаборатория В.Вундта.

Открытие в 1966 г. факультетов психологии в Московском и Ленинградском государственных университетах создало предпосылки для развития психологии как самостоятельной науки. Далее последовало включение психологии в официальный классификатор наук, создание Института психологии АН СССР, расширение системы подготовки психологических кадров, расширение психологической подготовки специалистов разных специальностей и т. п. Следующее знаменательное событие для развития психологии — это освобождение от идеологических догм и необоснованных запретов как следствие преобразований общественно-экономического уклада. Психология получила возможность развиваться в системе мировой психологии и использовать ее потенциал для решения практических проблем психологической помощи человеку, обеспечения его деятельности и взаимодействия. Прогресс психологии прямо зависит от потребности общества в психологическом знании и его практической полезности. В структуре психологической науки прослеживаются ее фундаментальная область (общая психология, дифференциальная психология, история психологии, психология развития, психология личности, психофизиология) и отраслевые дисциплины, связанные через свои практические приложения с различными областями человеческой жизни и деятельности. Это психология социальная, политическая, клиническая, криминальная, педагогическая, инженерная, возрастная и др. В психологии сформированы направления психодиагностики, психологической экспертизы, психотерапии, реабилитации, консультирования. В настоящее время российская психология представлена в мировой системе научного знания как самостоятельная наука, имеющая разветвленные связи и пограничные области деятельности с социальными, медицинскими, техническими и другими науками.

3. Западная психология

Борьба мнений в области теории, новые факты, полученные в период интенсивного развития эмпирических и прикладных исследований в первые 50 лет существования психологии как самостоятельной науки обнаруживали несостоятельность психологической теории. Открытый кризис психологии продолжался с начала 10-х до середины 30-х годов 20 века. Подобно кризису, который переживало в этот период естествознание, он явился показателем роста науки. По оценке Л. С. Выготского, это был кризис методологических основ психологии, который «… является выражением того факта, что психология как наука в своем практическом продвижении вперед в свете требований, предъявляемых ей практикой, переросла возможности, допускавшиеся теми методологическими основаниями, на которых начинала строиться психология в конце XVIII — начале XIX века». Кризис центрировался вокруг проблемы сознания и явился итогом развития психологии как науки о сознании.

В конце XIX — начале XX в. сделаны фундаментальные открытия в физике, химии и других науках. Открытие электронной структуры материи, изменения представлений о времени и пространстве вызвали необычайный эффект в мышлении и привели некоторых физиков к выводу об «исчезновении материи», интерпретировались как свидетельство того, что современные научные исследования опровергают открытия, сделанные в науке в предшествующие периоды. В действительности описание материи, которое дается новейшей физикой, не опровергает старой физики, но предполагает более глубокие подходы. Возникновение новых понятий о материи в физике, химии, учение о симметрии, новые идеи в астрономии привели к изменению в понимании положения человека в научно обоснованной картине мира. В. И. Вернадский говорил о глубочайшем изменении наук о человеке и об их смыкании с науками о природе как об одном из результатов роста физико-химических наук, этого перелома научного понимания космоса.

Основным содержанием периода открытого кризиса и было возникновение новых психологических направлений, оказавших (и продолжающих оказывать) большое влияние на современную психологию. Это бихевиоризм, психоанализ, гештальтпсихология, французская социологическая школа, понимающая (описательная) психология. Каждое из этих направлений выступило против основных положений традиционной психологии, основы которой были заложены еще в XVII в. Декартом и Локком и которая сохранила свои наиболее существенные черты на протяжении XVIII—XIX вв. Перечисленные направления представляют собой разные варианты общепсихологической теории, пришедшей на смену традиционной. Несмотря на некоторые различия, они глубоко взаимосвязаны.

Литература

  1. 1. Петровский А. В. Ярошевский М. Г. История и теория психологии в 2-х томах. Т-1 1996.
  2. Петровский А. В. Вопросы истории и теории психологии. 1998.
  3. Ждан А. Н. История психологии: от античности к современности: Учебник для студентов псих. фак. универ. М.: Педагогическое общество России 1999. — 512 с.
  4. Марцинковская Т. Д. История психологии: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2001.
  5. История психологии ХХ век. /Под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. 4-е изд. — М.: Академический проспект; Екатеринбург. Деловая книга, 2002. — 832 с.
  6. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л. А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия: Теоретические подходы: Учебное пособие для вызов — М.: Аспект Пресс, 2002. — 286 с.

Материал подготовлен Т. Л. Лахтиной Журнал «Мастер класса» № 3 2011

Категория: